Макуров, Василий Григорьевич. Военная летопись Карелии, 1941-1945 / РАН. Карел. науч. центр, Ин-т языка, литературы и истории ; Науч. ред. Н. А. Кораблев. - Петрозаводск, 1999. - 84с.

 

Публикуемая "Военная летопись" базируется на обширном круге разнообразных архивных и литературных источников Российской Федерации, а также Финляндии. Она представляет собой информационно–аналитический обзор наиболее значительных событий и фактов, воссоздающих краткую картину прошлого Карелии периода Великой Отечественной войны: ход боевых сражений на Карельском фронте, действия партизанских и диверсионных отрядов, эвакуацию населения и хозяйственно–культурных предприятий и учреждений, жизнь Карельского прифронтового тыла в условиях войны, положение жителей Карелии на оккупированной противником территории, освобождение и начало возрождения республики в 1944—1945 гг.

Книга рассчитана как на специалистов–историков, так и на всех читателей, интересующихся историей Карелии и проблемами Великой Отечественной войны.

Введение

 

Несмотря на наличие значительного количества разнообразной отечественной литературы, посвященной Великой Отечественной и Второй мировой войнам в целом и событиям на Севере Европы в частности, тема эта является актуальной и требует дальнейшего основательного изучения и освещения в соответствии с современными критериями и возможностями, которые коренным образом изменились за последнее десятилетие. Дело в том, что до конца 1980–х гг. изучение данной проблематики базировалось на ограниченном круге источников и идеологизированных подходах, недостаточном использовании зарубежных исследований и, как следствие, в определенной мере носило односторонний характер.

В 1990–х гг. ситуация изменилась, в результате чего из печати вышел целый ряд книг современного уровня, в том числе сборники документов и материалов, монографии, научные и публицистические статьи ("Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах". Статистическое исследование. М., 1993; "Зимняя война. 1939—1940". Кн.1—2. М., 1998; "По обе стороны Карельского фронта. 1941—1944 гг.". Документы и материалы. Петрозаводск, 1995 и др.). Своего рода реакцией исследователей на острую необходимость создания достоверной истории войны, свободной от пробелов и искажений, стала подготовка новой многотомной научной работы "Великая Отечественная война 1941—1945". Военно–историче­ские очерки в 4–х книгах, первые два тома которой вышли в свет в 1998 г. Однако для представления более полной картины отечественного военного прошлого необходимы и региональные исследования данного тематического направления, в частности, посвященные событиям войны на Севере.

Публикуемая "Военная летопись" представляет собой информационно–аналитический обзор наиболее значительных событий и фактов разного характера и уровня (от международного, прежде всего российско–финляндского, до личного, то есть отдельного человека). Систематизированные сведения об этих событиях и фактах, расположенных в хронологической последовательности, воссоздают краткую картину каждого года (месяца и даже дня) жизни Карелии в период Великой Отечественной войны с момента ее начала до завершения: ход боевых сражений на Карельском фронте, действия партизанских и диверсионных отрядов, эвакуацию населения и хозяйственно–культурных предприятий и учреждений, жизнь Карельского прифронтового тыла в условиях войны, положение жителей Карелии на оккупированной противником территории, освобождение и начало возрождения республики в 1944—1945 гг.

"Летопись" базируется на обширном круге разнообразных документов, извлеченных из архивов России (Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, Национального архива Республики Карелия, Государственного архива общественно–поли­тических движений и формирований Республики Карелия и др.) и Финляндии (Военного архива Финляндии и др.), периодики военных лет, имеющейся отечественной и зарубежной литературы. Введение в научный оборот новых материалов позволяет открывать и новые, ранее неизвестные страницы военного прошлого. На каждую отдельную хронику дается соответствующая ссылка на источники, которые приводятся в конце книги. Перевод финских материалов выполнен сотрудником Института ЯЛИ КНЦ РАН А.В.Климовой.

Хотелось бы подчеркнуть, что ограниченные возможности (прежде всего, финансовые) во многом предопределили объем и тираж книги, количество и рамки содержащихся в ней хроник, поэтому, на наш взгляд, работа в данном  направлении требует продолжения. Самые разные мнения, пожелания, замечания на этот счет будут приняты с благодарностью. 

1941 год

22 июня

В 4 часа утра войска фашистской Германии и ее союзников без объявления войны напали на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война советского народа за свою свободу и независимость. В 12 часов дня с правительственным сообщением об этом выступил по радио заместитель председателя Совнаркома, нарком иностранных дел СССР В.М.Молотов. Президиум Верховного Совета СССР издал указы: "О мобилизации военнообязанных" (первым днем мобилизации объявлялось 23 июня, призывались военнообязанные 1905—1918 гг. рождения), "Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения" (в том числе и на территории Карелии), "О военном положении".

В 7 часов утра началось заседание бюро ЦК КП(б) КФССР, на котором была зачитана поступившая из ЦК ВКП(б) шифрограмма с сообщением о внезапном нападении Германии и предложением немедленно развернуть работу согласно заранее составленному мобилизационному плану, рассмотрены первоочередные мероприятия в связи с началом войны. Сразу после заседания бюро состоялось совещание наркомов, начальников управлений и их заместителей. Около 10 часов утра во все районы выехали работники ЦК КП(б) и СНК КФССР для оказания практической помощи местным партийно–советским органам в проведении военно–организационных мероприятий, прежде всего мобилизации военнообязанных первой очереди в ряды Красной Армии и Военно–Морского Флота.1

22—23 июня

После выступления по радио 22 июня в 12 часов дня заместителя председателя Совнаркома, наркома иностранных дел СССР В.М.Мо­лотова с правительственным сообщением о внезапном нападении Германии на Советский Союз и начале войны в городах и селах Карелии проходили многолюдные митинги трудящихся, которые заявляли о своей готовности встать на защиту Родины. Так, в Петрозаводске 22 июня состоялся общегородской многотысячный митинг, на нем выступили председатель горсовета Ф.В.Балагуров, первый секретарь ЦК ЛКСМ республики Ю.В.Андропов, студент университета С.Е.Криворучко и другие. На следующий день митинги состоялись на всех предприятиях и в учреждениях города. На старейшем предприятии Петрозаводска — Онежском заводе — с призывом отстоять Родину к рабочим обратились секретарь горкома партии Н.А.Дильденкин и старый большевик Х.Г.Дорошин. Сталевар мартеновского цеха Н.И.Колин сказал: "Нам навязали войну, и мы будем вести ее до полной победы. Мы, сталевары, обещаем давать больше высококачественной стали, чтобы скорее разбить фашистских разбойников". В принятой резолюции онежцы записали: "Мы будем работать только так, чтобы полностью обеспечить нужды нашей Красной Армии. Мы удвоим, утроим свои силы и разгромим, уничтожим немецких фашистов".

Тысячи граждан Карелии выразили желание вступить в ряды действующей Красной Армии. Многие патриоты прямо на митингах и собраниях подавали заявления с просьбой направить их на фронт. Хотя согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня призыву подлежали военнообязанные запаса 1905—1918 годов рождения, то есть в возрасте 23—36 лет, заявления стали поступать и от тех, кто по разным причинам не подлежал призыву. Так, в первый день войны с официальной просьбой о направлении в действующую армию обратился директор Онежского завода В.В.Тиден. Он, как директор крупного металлургического и машиностроительного предприятия, не подлежал мобилизации и получил отказ, тем более что завод с первых дней войны приступил к выпуску оборонной продукции (корпусов снарядов крупного калибра и цилиндров для авиамоторов). В первых числах июля, рекомендовав на должность директора главного инженера завода А.Н.Брызгалова, он снова обратился с просьбой разрешить ему сформировать партизанский отряд для действий в тылу противника. Вскоре такой отряд был сформирован из рабочих Онежского завода и получил название "Красный онежец". В.В.Тиден командовал отрядом до ноября 1941 г., потом — первой партизанской бригадой, в марте 1942 г. был направлен в Москву на курсы при Военной академии им.Фрунзе. После этого В.В.Тиден героически сражался в Карелии и Белоруссии, погиб в 1944 г. Всего только в первый месяц войны свыше 10 тыс. жителей республики сделали заявления о добровольном вступлении в ряды действующей Красной Армии.

К концу 22 июня военный комиссар Карело–Финской ССР полковник И.М.Макаров доложил о ходе мобилизации: на призывные пункты явились 60% подлежащих призыву в армию. К концу 23 июня мобилизация военнообязанных первой очереди в основном завершилась. Всего Вооруженные Силы страны получили из Карелии около 100 тыс. человек, которые сражались на всех фронтах Великой Отечественной войны.2 

24 июня

Решением Верховного Главнокомандования (ВГК) СССР на базе Ленинградского военного округа (ЛВО) был образован Северный фронт (командующий — генерал–лейтенант М.М.Попов), в состав которого вошли, в частности, дислоцировавшиеся в Карелии и Заполярье 7, 14 и 23–я армии. В оперативное подчинение Северного фронта передавались пограничные отряды Карело–Финского, Ленинградского и Мурманского пограничных округов, а также Балтийский военно–морской флот. Войска фронта при поддержке Северного военно–морского флота получили задачу — оборонять государственную границу с Финляндией общей протяженностью свыше около 1500 км и не допустить вторжения противника на советскую территорию.3 

24 июня

Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление "Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов"  для организации необходимой охраны в прифронтовой полосе военных и народнохозяйственных объектов, а также борьбы с вражескими агентами и диверсантами. Соответствующие решения были приняты руководством Карело–Финской ССР, выполнение их в срочном порядке возлагалось на местные партийно–советские органы, районные отделения НКВД республики. Так, в приказе наркома внутренних дел КФССР от 26 июня 1941 г. говорилось: "1. Для обеспечения своевременной и успешной борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе организовать истребительные батальоны..."

В основном формирование истребительных батальонов (ИБ) в районах республики завершилось в начале июля 1941 г. По данным на 7 июля 1941 г. всего насчитывалось 38 батальонов с общей численностью личного состава 4325 чел. К осени 1941 г. общая численность бойцов–истребителей увеличилась до 5641 чел. Одновременно в населенных пунктах было создано около 100 групп содействия ИБ в составе 700 чел., задачей которых являлось наблюдение за обстановкой на местах для своевременной сигнализации о появлении противника. Общее руководство ИБ было возложено на секретаря ЦК КП(б) КФССР А.С.Варламова, зам. председателя СНК В.В.Стефанихина и наркома госбезопасности М.И.Баскакова. Позднее это руководство осуществлял созданный штаб истребительных батальонов НКВД республики.

С первых дней существования ИБ выполняли возложенные на них задачи: несли охрану населенных пунктов, мостов и особо важных объектов, поднимались по боевой тревоге и выходили на преследование и ликвидацию обнаруженных вражеских десантов и диверсионных групп.

Летом и осенью 1941 г. в силу сложившейся тяжелой обстановки на отдельных участках фронта, отсутствия достаточного количества регулярных частей Советской Армии ИБ Карелии направлялись на передовые позиции и вели упорные бои с противником, в которых проявили стойкость и мужество. Об этом говорят многочисленные оперативные сводки по линии НКВД за июль—декабрь 1941 г.: "...Свод­ный истребительный батальон в количестве 354 чел., созданный из Медвежьегорского, Пудожского, Беломорского, Кемского и Сегежского батальонов, с 28 сентября по 1 октября участвовал вместе с частями Красной Армии в боях с противником по обороне   г.Петрозаводска. Батальон занимал рубеж от совхоза №2, что юго–восточнее г.Петрозаводска, до Шелтозерского тракта, в течение 4 суток боем сдерживал регулярные части противника..."; "...28 октября по распоряжению командования армейской группы Медвежьегорского направления сводный Петрозаводско—Медвежьегорский истребительный батальон в составе 362 чел. был направлен на оборону г.Медвежьегорска, где и находился до 5 декабря 1941 г...." Участвуя в этих первых, неравных и самых тяжелых боях против превосходящих сил противника, истребительные батальоны понесли ощутимые потери, но выполнили свой долг с честью.

На 20 марта 1942 г. в Карелии действовали 7 истребительных батальонов в составе 946 чел., то есть по сравнению с осенью 1941 г. количественно они сократились на 31 единицу и 4695 человек. О причинах этого свидетельствуют следующие данные: передано в партизанские отряды 1125 чел., передано в воинские части РККА 1794 чел., передано в спецшколу ЦК КП(б) КФССР 35 чел., отсеяно по компрометирующим материалам 58 чел., уволено по болезни и отозвано на прежнее место работы 901 чел., убито в боях с финнами 131 чел., пропало без вести 651 чел.

С апреля 1942 г. по июнь 1944 г., то есть за время стабилизации линии Карельского фронта, существенных изменений в организации, структуре и составе истребительных батальонов не происходило. Использование и практическая деятельность их в данный период заключалась в выполнении следующих основных задач: "а) в поисках и ликвидации агентов немецко–финской разведки, дезертиров, бандитов и другого враждебного элемента путем обследования и прочесывания населенных пунктов, бараков, лесных избушек и мест наиболее вероятного появления противника; б) в охране объектов оборонного значения в прифронтовой полосе (Кировской магистрали), хозяйственных складов и промышленных предприятий и т.д.; в) в облавах, проводимых органами НКВД, в населенных пунктах, на железнодорожных станциях и т.д.; г) в проверке документов в поездах на железной дороге по заданиям органов НКВД; д) в поддержании внутреннего порядка в пунктах своей дислокации..."4

26—27 июня

Президент Финляндии Р.Рюти в выступлении по радио официально объявил о состоянии войны между Финляндией и СССР, возлагая ответственность за это на Советский Союз, который якобы уже начал военные действия на территории Финляндии. Он, в частности, заявил: "...Сейчас, когда Советский Союз в связи с войной между Германией и СССР распространил свои военные действия на территорию Финляндии, нападая на мирных жителей, наш долг защищаться, и мы сделаем это решительно и единодушно всеми имеющимися в употреблении моральными и военными средствами. Наши возможности выйти успешно из этой второй оборонительной войны на этот раз совершенно другие, чем были в прошлый раз, когда мы находились под натиском восточного гиганта. Вооруженные силы Великой Германии под руководством гениального предводителя канцлера Гитлера успешно сражаются рядом с нами против известных нам Вооруженных Сил СССР. Кроме того, некоторые другие народы начали вооруженную борьбу с Советским Союзом. Так образовался единый фронт от Северного Ледовитого океана до Черного моря. Советский Союз теперь не сможет выставить против наших вооруженных сил той сокрушающей превосходящей силы, которая в прошлый раз сделала нашу оборонительную борьбу безнадежной. Сейчас Советский Союз оказался по численности в равных условиях, и успех нашей оборонительной борьбе обеспечен..."

Для Советского Союза официальное заявление Р.Рюти о состоянии войны между Финляндией и СССР означало открытие еще одного боевого фронта — на Европейском Севере, в зоне действия которого оказалась Карелия. Командование Северного фронта 27 июня издало директиву, в которой говорилось, что "открытие военных действий финнов и немцев против нашего фронта следует ожидать с часу на час". Поэтому было приказано все войска, выведенные к государственной границе, держать в постоянной готовности к отражению наступления противника. Во всех армиях, соединениях и частях немедленно были отданы необходимые распоряжения.5

30 июня — 1 июля

Финские войска перешли на ряде участков государственную границу между СССР и Финляндией. Первыми начали отражать вторгнувшиеся на территорию Карелии вражеские силы (в районе Куолисмаа, Корписелькя, Вяртсиля, Яккима, Кумури, Кангасъярви и др.) советские пограничники, многие из которых показали при этом подлинные образцы стойкости и героизма.

Как один из первых Героев Советского Союза вошел в историю Великой Отечественной войны офицер–пограничник Н.Ф.Кайманов (1907–1972) родом из Татарии. Он служил в пограничных войсках с 1929 г. После окончания московских курсов "Выстрел" в 1940 г. был направлен в Карелию и являлся начальником отделения штаба 80–го погранотряда. В первые дни войны Н.Ф.Кайманов возглавил сводный отряд пограничников трех застав общей численностью 150 бойцов, которые 1 июля приняли на себя удар противника на Поросозерском направлении. Несмотря на значительное численное превосходство финнов, действовавших силами двух батальонов, интенсивный артиллерийский и минометный обстрел, а также бомбардировки с воздуха, отряд Н.Ф.Кайманова удерживал позиции в течение 20 суток. Огнем из винтовок и пулеметов, штыками и гранатами пограничники отбили десятки вражеских атак, а получив приказ об отходе, пробились из окружения к своим, вынеся всех раненых. Противник потерял в этих боях около 400 солдат и офицеров. Потери советских бойцов составили 19 чел. убитыми и 14 чел. ранеными. 46 пограничников получили ордена и медали, а старший лейтенант Н.Ф.Кайманов за умелое руководство героической обороной заставы был удостоен звания Героя Советского Союза. В дальнейшем Н.Ф.Кайманов участвовал в сражении на Волге, командовал полком в боях под Курском и Белгородом.6 

Начало июля

В Карелии стали создаваться партизанские отряды для борьбы с вторгнувшимся противником. Для их формирования 2 июля 1941 г. было принято решение бюро ЦК Компартии КФССР образовать специальную "тройку" в составе секретаря ЦК КП(б) А.С.Варламова, зам. председателя Совнаркома М.Я.Исакова и наркома госбезопасности М.И.Баскакова. На местах организация партизанских отрядов и диверсионных групп возлагалась на первых секретарей партийных горкомов и райкомов. К середине августа 1941 г. было организовано 15 отрядов общей численностью свыше 1700 чел. Их состав, несмотря на имевшиеся в ходе боевых действий потери, оставался почти неизменным на протяжении всего военного периода благодаря постоянному притоку свежих сил. Новые пополнения формировались в Карелии и прибывали из других регионов страны: Архангельской, Вологодской, Иркутской, Ленинградской, Мурманской, Свердловской, Ярославской областей, Коми АССР, Красноярского края и др. Всего в партизанском движении в полосе Карельского фронта участвовали свыше 5 тыс. чел. — представителей 30 национальностей Советского Союза. В ряде оккупированных районов действовали группы и организации подпольщиков — в Петрозаводске, Ведлозерском, Заонежском, Олонецком, Сегозерском, Шелтозерском и др.

Своеобразие местных условий предопределило некоторые особенности партизанского движения на Север. В связи с тем что на оккупированной территории отсутствовали базы с продовольствием и оружием, а основная часть населения эвакуировалась в тыловые районы страны, партизанские отряды базировались на неоккупированной прифронтовой полосе. Для выполнения боевых операций во вражеском тылу партизанам приходилось совершать сложные рейды: каждый раз дважды пересекать линию фронта, преодолевать расстояния от 300 до 500 км, нести на себе груз в несколько десятков килограммов (оружие, боеприпасы и продовольствие, необходимые на весь период похода), транспортировать раненых и больных из вражеского тыла. Наиболее эффективно в таких условиях действовали отряды численностью до 100 чел., которые и стали основной формой организации партизанских сил. Для обеспечения единого оперативного руководства ими был создан Республиканский штаб партизанского движения (начальник генерал–майор С.Я.Вершинин).7 

5 июля

Совет Народных Комиссаров и ЦК Компартии КФССР приняли постановление "О создании отрядов народного ополчения". Руководство ополчением возлагалось на секретаря ЦК Компартии А.С.Вар­ламова, заведующего военным отделом ЦК Н.Ф.Карахаева и военного комиссара республики И.М.Макарова. В городах и районах организацией отрядов ополчения занимались первые секретари горкомов и райкомов партии, председатели исполкомов Советов депутатов трудящихся и военные комиссары.

Народное ополчение состояло исключительно из добровольцев, стремившихся с оружием в руках защищать свою Родину. "Мы считаем себя мобилизованными и призываем всех трудящихся Карелии, кто может держать оружие, вступить в ряды народного ополчения", — единодушно заявили на митинге рабочие Онежского завода. Многие патриоты, независимо от возраста вступили в ряды народного ополчения. К середине июля 1941 г. насчитывалось около 30 тыс. заявлений с просьбой о зачислении в отряды ополчения. К началу августа в Карелии было создано 3 полка, 32 батальона и 5 отдельных рот ополчения, в которых состояло свыше 22 тыс. бойцов. Во главе подразделений стояли командиры запаса, сержанты и красноармейцы. Ополченцы несли охрану важных объектов, дорог, мостов и т.д., а в первые месяцы войны использовались и в качестве резерва для пополнения войск на фронте.8 

10 июля

Главнокомандующий вооруженными силами Финляндии фельдмаршал Г.Маннергейм отдал приказ с призывом к финским солдатам "освободить земли карелов". В нем говорилось: "Во время освободительной войны 1918 г. я обещал карелам Финляндии и Беломорья, что не вложу меч в ножны до тех пор, пока Финляндия и Восточная Карелия не будут свободными. Я поклялся в этом от имени финской крестьянской армии, надеясь на мужество ее солдат и на самоотверженность женщин Финляндии.

Двадцать три года Беломорье и Олония ждали выполнения этого обещания. Опустевшая после доблестной зимней войны финская Карелия полтора года ждала нового рассвета.

Бойцы освободительной войны, славные участники зимней войны, храбрые мои солдаты! Новый день наступил. Карелия поднимается, в ваших рядах маршируют и ее батальоны. Свободная Карелия и Великая Финляндия мерцают перед нами в огромном водовороте всемирно–исторических событий. Да позволит финской армии провидение, направляющее судьбы народов, выполнить данное мною карельскому племени обещание.

Солдаты! Та земля, на которую вы вступаете, святая земля. Она пропитана кровью и страданиями нашего племени. Ваши победы освободят Карелию, ваши дела принесут Финляндии великое, счастливое будущее".9

10 июля

Основные силы финской Карельской армии начали наступление на Онежско–Ладожском перешейке. Противник сумел захватить ст.Лоймола, перерезав тем самым важную железнодорожную коммуникацию в полосе 7–й советской армии, и 16 июля захватил Питкяранту. Достигнув побережья Ладожского озера, финская армия развернула наступление одновременно на трех направлениях: Петрозаводском, Олонецком и Сортавальском. Наши войска отступали, ведя упорные бои с превосходящими силами противника. В сложной обстановке командование 7–й армии 21 июля создало две оперативные группы — Петрозаводскую и Южную. 23 июля эти группы предприняли контрнаступление. Ожесточенные бои длились несколько дней. Противник ввел в действие две свежие дивизии. Наши войска, понеся большие потери, в конце июля были вынуждены прекратить атаки, но их активные действия заставили противника перейти к обороне и временно стабилизировали ситуацию.10 

15 июля

Главнокомандующий Вооруженными силами Финляндии фельдмаршал Г.Маннергейм отдал приказ об организации управления на оккупированной территории — Военного управления Восточной Карелии (ВУВК). Командир ВУВК подполковник В.Котилайнен в тот же день сделал обращение к гражданам захваченных районов КФССР, в котором объявил, что он принял на себя руководство оккупированной территорией и что с этого времени каждый ее житель обязан выполнять требования финских военных властей. В каждом районе назначался начальник, которому принадлежала вся власть на местах. В перечне требований из восьми пунктов местным жителям запрещалось иметь любое оружие и радиоаппаратуру, находиться на улице ночью с 21 до 6 часов утра, присваивать или портить оставшееся государственное (колхозное) имущество, хранить или распространять политические книги и необоснованные сведения; предлагалось гражданскому населению продолжать свою обычную работу и представить опись своего имущества, а оставшимся советским солдатам немедленно сложить оружие и сдаться в плен. За нарушение этих требований могла последовать смертная казнь.11 

19 июля

В Петрозаводск прибыли члены Политбюро ЦК ВКП(б), главнокомандующий войсками Северо–Западного направления К.Е.Воро­шилов и член Военного совета секретарь ЦК ВКП(б) А.А.Жданов для решения ряда вопросов, связанных с обороной войсками 7–й армии северных подступов к Ленинграду. В течение двух дней К.Е.Вороши­лов и А.А.Жданов изучали обстановку, связанную с боевыми действиями Петрозаводской и Южной оперативных групп, выезжали на Ведлозерский участок фронта, знакомились с работами по созданию оборонительных рубежей вокруг Петрозаводска. Вскоре по указанию главкома в распоряжение 7–й армии прибыли 272–я стрелковая дивизия и 3–я дивизия народного ополчения Ленинграда. На фронт также были направлены несколько истребительных батальонов и вновь сформированных из жителей республики запасных стрелковых полков.

В эти дни Петрозаводск подвергся одному из первых налетов вражеской авиации. Первый секретарь ЦК КП(б) республики Г.Н.Ку­приянов вспоминает об этом эпизоде: "... Попытался убедить членов Политбюро пойти в бомбоубежище — вблизи их поезда стояло много вагонов, среди которых были и вагоны со снарядами. Но Ворошилов категорически отказался...

Возвращаясь из штаба, я видел, как специальные команды МПВО, пожарные части и население города энергично ликвидировали последствия налета. Человеческих жертв было немного: двое убитых и семь раненых.

Уже через два часа после отбоя воздушной тревоги все пожары были потушены. Людей, оказавшихся без крова, мы разместили в запасном жилом фонде.

Вторую группу вражеских бомбардировщиков наши истребители встретили на подступах к городу и заставили их повернуть обратно...

Со всеми этими сведениями я направился к поезду главкома. К.Е.Во­рошилов встретил меня возгласом: "Ну, Куприянов, молодцы ваши городские работники! Все службы действовали отлично, организованно, дисциплина у населения отменная".12 

15 августа

Наркомат внутренних дел Карело–Финской ССР издал специальный приказ, который обязывал милицию и истребительные батальоны следить за сбросом с вражеских самолетов контрреволюционных листовок и немедленно принимать меры по окружению этой местности, не допуская к ней местное население; сбор контрреволюционных листовок и поиски их проводить бойцами истребительных батальонов под руководством работников райотделений милиции; категорически запрещалось "привлекать к сбору контрреволюционных листовок местное население, а там, где они попадут ему, немедленно производить изъятие"; местное население предупреждалось, "что скрывшие или пытающиеся скрыть контрреволюционные листовки лица будут привлекаться к суровой ответственности".13 

22 августа

Государственный Комитет Обороны Советского Союза принял постановление "О введении водки на снабжение в действующей Красной Армии". В нем говорилось: "Установить начиная с 1 сентября 1941 г. выдачу 400 водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцам и начальствующему составу войск первой линии действующей армии". Постановление, подписанное председателем ГКО И.В.Сталиным, в полной мере относилось и к воинам Карельского фронта.14 

23 августа

Ставка Верховного Главнокомандования Вооруженных Сил СССР приняла решение о разделении Северного фронта на два самостоятельных — Карельский и Ленинградский. Главной задачей Карельского фронта (КФ) являлась оборона имевших большое экономическое и стратегическое значение районов — Карелии и Заполярья. В состав КФ (командующий до февраля 1944 г. генерал–лейтенант В.А.Фролов, затем генерал армии К.А.Мерецков) входили 7, 14, 19, 26, 32–я общевойсковые армии, 7–я воздушная армия и другие отдельные соединения и части советских войск; ему оперативно подчинялись Северный военно–морской флот, Ладожская и Онежская военные флотилии.

Из всех советских фронтов Великой Отечественной войны КФ действовал самое продолжительное время (3,5 года), на самом большом расстоянии (около 1500 км — от Ладожского озера до Баренцева моря) и в особо сложных северных природно–климатических условиях. Труднопроходимая местность и неразвитая транспортная сеть позволяли вести боевые действия только по отдельным, изолированным между собой, направлениям (вдоль дорог в полосе 20–50 км), важнейшие из которых определились в 1941 г.: Олонецкое, Петрозаводское, Медвежьегорское, Ребольское, Ухтинское, Лоухское, Кандалакшское, Мурманское.15 

4–10 сентября

4 сентября Карельская армия финнов начала генеральное наступление на Петрозаводском и Олонецком направлениях. Ее 6–й армейский корпус наносил главный удар в направлении Олонец—Лодейное Поле. Наступление финских войск поддерживали большие группы пикирующих бомбардировщиков, которые непрерывно бомбили и обстреливали оборонявшиеся здесь части Красной Армии. Используя превосходство в силах и средствах противник прорвал оборону советских войск и к исходу 4 сентября вышел на дорогу Видлица—Олонец. 5 сентября он захватил Олонец, а два дня спустя вышел к северному берегу Свири на участке Лодейное Поле — Свирьстрой, перерезал Кировскую железную дорогу. Ему удалось форсировать Свирь и захватить небольшой плацдарм на ее южном берегу.

Финские оперативные сводки сообщали об этих событиях: "6–й армейский корпус. Олонец захвачен 5 сентября, в 20 часов достигли северо–западной части Мегреги. Продвижение продолжается. Вторглись в Нурмолицу. Идут бои. Около половины г.Олонца горит. В качестве трофеев в Олонце захвачены, в частности, 9 тяжелых дальнобойных пушек, тяжелые и легкие минометы, машины, тракторы, 6 танков уничтожено".

Финский офицер службы информации М.Хаавио сделал запись в своем дневнике о торжествах в Олонце по случаю его взятия: "10 сентября. Этот день стал праздничным. Утром состоялся парад на площади Куттуева. Парад прошел так же, как в мирное время в Хельсинки перед Никольским собором. Колонны стояли ровными рядами. Все пуговицы на мундирах солдат были застегнуты, правда, сами мундиры были несколько потрепаны. На голове генерала была фуражка. Мы стояли вытянувшись как столбы. Оркестр исполнил марш. Генерал произнес речь. Генерал Пааво Талвела сказал: "Солдаты! Отважные наши войска заняли Олонец и повернули фронт в сторону Свири... Так исполнилась мечта, о которой лишь редкие осмеливались грезить и лишь смелые совершали ради нее дела..."

Наступила моя очередь произнести речь. Говорил от всего сердца, без всякого сомнения и с пафосом. Проведение праздника транслировали по радио. Вот моя речь согласно конспекту: "Цвета этого развевающегося на флагштоке знамени заключают в себе предание, о котором хочу рассказать вам. Черный цвет — цвет смерти, отчаяния и горя. Он говорит об истории Восточной Карелии, о длительной безотрадности ее судьбы. Зеленый цвет — цвет надежды. Он говорит о том, что народ этого края никогда, несмотря ни на что, не терял решимости и упорства, оставаясь по сути своего характера финским. Этот цвет рассказывает о тех молодых борцах, которые после достижения Финляндией самостоятельности вели здесь борьбу за свободу. Красный цвет — цвет крови. Он говорит о тех жертвах, которые в недавние трудные дни были отданы за Финляндию и Карелию. Но красный цвет — это также цвет радости. Он свидетельствует о том, что теперь наступают лучшие времена..."16 

1 октября

После ожесточенных сентябрьских боев на Петрозаводском направлении части 7–й советской армии оставили 1 октября 1941 г. Петрозаводск. В начале сентября 7–й армейский корпус финнов нанес удар на Петрозаводском направлении, где в первой линии оборонялась Петрозаводская оперативная группа (ПОГ) на фронте в 100 км. 71–я стрелковая дивизия, действовавшая севернее Петрозаводской оперативной группы, вела упорные бои на фронте в 140 км. В результате неоднократных атак 7–му финскому армейскому корпусу удалось потеснить советские части. После небольшого перерыва, 20 сентября, финские войска вновь начали наступление, бросив на Петрозаводское направление более половины своей Карельской армии. Войска Петрозаводской оперативной группы и гражданское население упорно обороняли столицу Карелии. В конце сентября финны бросили сюда из резерва еще две пехотные дивизии и несколько танковых батальонов. 30 сентября они прорвали нашу оборону и устремились к Петрозаводску. В связи с угрозой городу и опасностью быть отрезанными от войск фронта командованию ПОГ было разрешено оставить Петрозаводск и отойти на северный берег р.Шуи.

За период с 1 по 30 сентября потери 7–й советской армии в боях составили 1991 чел. убитыми, 5775 чел. ранеными и 8934 чел. пропавшими без вести. Согласно донесению политотдела армии в Главное политуправление РККА одними из важнейших причин оставления Петрозаводска являлись следующие: отсутствие резервов, которые могли бы противодействовать прорывавшимся частям противника; на Петрозаводском направлении противник сосредоточил много артиллерии, минометов и автоматического оружия, между тем как наши части имели недостаточное вооружение; взаимодействие пехоты с артиллерией и авиацией на ряде участков было недостаточным — авиация и артиллерия слабо уничтожали огневые точки противника; неудовлетворительно была поставлена разведка, в результате чего наши части и подразделения мало знали о расположении и силах противника. Сосредоточение вражеских артиллерии и минометов и слабое противодействие нашей артиллерии дало возможность противнику держать Петрозаводск под непрерывным артобстрелом с 28 по 30 сентября 1941 г., в результате чего в городе возникли большие пожары и разрушения.

Согласно финским оперативным сводкам части финской Карельской армии ворвались в Петрозаводск 1 октября в 4 часа 30 мин. утра и в тот же день водрузили государственный флаг Финляндии над правительственным зданием Советской Карелии. В связи с этим фельдмаршал Г.Маннергейм издал специальный приказ, в котором подчеркнул важность события так: "К своим уже имеющимся блистательным победам Карельская армия добавила самый крупный успех — взятие города Петрозаводска. Таким образом, путем обширных и успешных действий достигнут результат, имеющий решающий характер..."

Глазами финского офицера службы информации Петрозаводск после захвата его финскими войсками выглядел следующим образом: "... Отступивший враг причинил крупным строениям города страшный ущерб. Первое впечатление такое, что здания неоклассической архитектуры на Правительственной площади являются островами в море разрушений... После 18 часов улицы пустеют, так как с этого времени ходить по городу можно лишь по специальным разрешениям. Под луной, выглядывающей из–за предвещающих снег серых туч, город выглядит угрюмо темным и пустынным. Лишь сапоги патрулей или отдельных офицеров стучат по деревянным тротуарам. Из–за упавших на землю телефонных и телеграфных проводов передвижение по улицам напоминает хождение по полю среди капканов или противопехотных заграждений. Исчезли группы солдат, которые в течение дня ходили из дома в дом. Перед зданием театра возникает драка, которая прекращается после того, как пьяный фельдфебель бросает на темную площадь ручную гранату... Все говорят о нехватке вина. В этом одна из причин того, что нигде не ощущается чувства победы..."17 

20 октября

Бюро ЦК Компартии Карело–Финской ССР приняло постановление о переводе руководящих органов республики из г.Медвежьегор­ска, где они находились с конца сентября, в г.Беломорск. Для размещения аппарата СНК и ЦК КП(б) КФССР освобождалось здание, занимаемое Управлением Кировской железной дороги, которое в свою очередь переводилось в г.Кемь.18 

20 ноября

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о посмертном присвоении младшему сержанту П.А.Тикиляйнену звания Героя Советского Союза. Он родился в 1921 г. в Ленинградской области. После окончания средней школы в 1939 г. был призван в армию, участвовал в советско–финляндской войне 1939–1940 гг. Начало Великой Отечественной войны младший сержант Тикиляйнен встретил командиром отделения 52–го стрелкового полка 71–й стрелковой дивизии 7–й армии.

52–й полк после упорных оборонительных боев у д.Корпи­селькя по приказу командования отошел на юго–восток и к середине июля создал устойчивую оборону на восточном берегу оз.Толвоярви. После того как советские воины отразили первое наступление врага, против них в конце июля была брошена вновь прибывшая 163–я немецкая дивизия. Здесь, в районе Ристисалми, 28 июля 1941 г. в бою против гитлеровцев совершил свой воинский подвиг П.Тикиляйнен и бойцы его отделения. Они получили приказ не допустить выхода врага на дорогу, которая вела через Вохтозеро и Спасскую Губу в Петрозаводск. Окопавшись на восточном берегу оз.Толвоярви, отделение П.Тикиляйнена встретило вражескую роту ружейно–пулеметным огнем. В течение всего дня советские бойцы героически отбивали натиск противника. К вечеру кончились патроны, в живых осталось только четверо, включая командира. Они поднялись на свой последний рукопашный бой и не пропустили врага к дороге на этом рубеже, выполнив до конца свой воинский долг. За этот подвиг П.А.Тикиляй­нену было присвоено звание Героя Советского Союза.19 

23 ноября

Около пос.Урозово Белгородской области трагически погиб летчик П.М.Петров, первый из уроженцев Карелии удостоенный Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 г. звания Героя Советского Союза за боевые заслуги в Советско–Финляндской войне 1939—1940 гг. В начале Великой Отечественной войны майор П.М.Петров командовал авиаполком на Юго–Западном фронте. К ноябрю 1941 г. сбил около десятка немецких самолетов. В декабре он был посмертно награжден орденом Красного Знамени.20 

30 ноября

В Петрозаводске оккупационные власти провели торжества в связи с открытием первых народных школ и началом учебного года. По информации финских газет они начались в большом зале театра, заполненном школьниками и их родителями, общим пением о Родине. Затем был совершен молебен, в нем благодарили Бога за то, что он "услышал молитвы карельского народа и просили Его благословения на важную начинающуюся деятельность".

После этого выступил главный преподаватель школ Петрозаводска О.Саари, который, в частности, сказал: "Финское племя, которое было раздроблено на много частей, впервые получило здесь, на восточной земле, возможность вместе начать строительство своего общего Отечества. Враг разрушил много карельских домов. В прошлом и сейчас, во время войны, он отправил лучшие мужские силы на принудительные работы, в тюрьму и на смерть. Он пытался уничтожить душу карельского народа, учил молодежь презирать все то, что раньше отцы и матери считали святым. Чужой язык был языком обучения и в детское сознание насаждался чуждый образ мышления "рюсся". Но карельские дети сохранились — в них надежда и спасение будущего Карелии. Они являются самым дорогим достоянием, которое хотят защитить финские солдаты, готовые отдать жизнь за свободу Карелии... Вам, маленьким ясноглазым девочкам и мальчикам, следует учиться, и вы поймете, что отважные солдаты Финляндии сражались и проливали свою кровь в лесах и болотах Карелии за вас. Растите такими же хорошими финнами, какими были те солдаты, которые погибли на полях сражений за свободу Карелии".

После этого школьники вместе спели песню "Земля Карелия" на финском языке. Магистр Э.Кеттунен прочитала стихи. Мужской хор Петрозаводска спел несколько песен. Подполковник П.Суситайвая в заключительной речи подчеркнул, что начинающаяся школьная работа означает не просто формальное получение знаний, а главное в ней — спасение всего карельского народа. Торжества закончились общим пением песни "Наша Родина".

По данным финского школьного руководства, к декабрю 1941 г. в Петрозаводске открылись первые две народные школы (Восточная и Западная) для детей–националов от 7 до 15 лет. Из 500 чел. в школы записались 300, из них 90% вепсов, 8% карелов и 2% ингерманландцев. На первых порах главной задачей ставилось обучение финскому языку. Для учебы готовилась специальная "Книга Великой Финляндии". На уроках географии планировалось разъяснять понятие "Единая Финляндия". Самой близкой темой была Карелия, но не отдельно, а как часть Финляндии. Таким образом, учащиеся должны были уяснить, что они являются финнами, хотя и вынуждены были в связи с обстоятельствами жить отдельно от своего народа, будет пробуждаться и расти их национальное самосознание.21 

5 декабря

После упорных боев с превосходящими силами противника советские войска оставили г.Медвежьегорск. Оборону здесь держала Медвежьегорская оперативная группа (командующий генерал–майор М.С.Князев), созданная из частей 7–й армии 10 октября 1941 г. по приказу Ставки Верховного Главнокомандования. Весь ноябрь по Медвежьегорском шли тяжелые упорные бои. Воины 71–й и 313–й дивизий отбивали по 5–8 атак в день, нередко сами предпринимали контратаки. Город переходил из рук в руки. Однако нашим войскам пришлось оставить Медвежьегорск, по льду отойти на восточный берег Повенецкого залива и занять оборону на новых позициях.

В одном из воздушных боев на подступах к Медвежьегорску героический подвиг совершил командир эскадрильи Н.Ф.Репников. Он родился в 1914 г. в семье лесозаготовителя, которая в 1930 г. переехала из г.Пудожа в г.Петрозаводск. После окончания школы ФЗУ Н.Ф.Репников работал слесарем–инструментальщиком на Онежском заводе, без отрыва от производства окончил курс обучения в аэроклубе и парашютной школе. Призван в армию в 1936 г., в истребительную авиацию Ленинградского военного округа, участвовал в советско–финляндской войне 1939–1940 гг. Начало Великой Отечественной войны старший лейтенант Н.Репников встретил на Карельском фронте, где был командиром авиазвена, а затем командиром эскадрильи 152–го истребительно–авиационного полка. В воздушных боях он сбил 5 вражеских самолетов и в ноябре 1941 г. был награжден орденом Ленина. Свой последний бой капитан Репников провел 4 декабря 1941 г. Семь вражеских самолетов с бомбами шли в район Беломорско–Балтийского канала. Их перехватило звено советских истребителей во главе с командиром эскадрильи Н.Репниковым, возвращавшееся на свой аэродром после выполнения боевого задания. Завязался неравный бой. Когда у Репникова кончился боекомплект, он протаранил головную машину противника. Это был один из первых воздушных таранов на Карельском фронте. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 г. Н.Ф.Репников посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.22 

6 декабря

В оккупированном Петрозаводске и других населенных пунктах финского Военного Управления Восточной Карелии отмечался День независимости Финляндии. По материалам финской газеты это происходило так. В Петрозаводске первые торжества состоялись в народных школах, для чего туда прибыли представители ВУВК. Дети с изготовленными специально для праздника бело–синими флажками в руках спели финские патриотические песни "Земля Карелия", "Наша Родина" и др. Затем перед ними выступил начальник просветительского отдела ВУВК В.Халанен, который рассказал "об освобожденной Карелии, о первом Дне независимости общей Великой Финляндии и о флаге с синим крестом, который впервые был у детей в руках".

Для взрослого гражданского населения праздник открылся в 14 часов в Петрозаводском театре, где собрались около 400 местных жителей и около 200 лотт и солдат, служивших в гарнизоне. Объединенный военный оркестр под руководством Паломяки исполнил Егерский марш и несколько патриотических песен. Офицер просветительского отдела ВУВК В.Лахтинен произнес приветственную речь, после чего оркестр исполнил гимн  Великой Финляндии, а все зрители встали, приветствуя флаг Финляндии. Затем дети спели песню "Земля Карелия", лейтенант М.Мустонен читал стихи, артистка Э.Курки–Суонио играла соло на скрипке. В праздничной речи начальника просветительского отдела ВУВК В.Халанена было подчеркнуто: "...то значение, которое имеет этот первый День независимости и данный момент в освобожденной Карелии. Финский бело–синий флаг призывает теперь жителей Восточной Карелии к активной деятельности на пользу своего края и общей Великой Отчизны". После этого выступил мужской хор Петрозаводского гарнизона. Праздник закончился общим пением песни "Наша Родина".

Вечером в театре состоялись мероприятия в честь Дня независимости для служащих гарнизона. Э.Кангас прочитал лекцию о естественной территории (границах) Финляндии, выступил также начальник просветительского отдела ВУВК В.Халанен. Оркестр и хор под руководством А.Соннинена впервые исполнили гимн Великой Финляндии, написанный А.Сонниненом. Праздник закончился вечерним богослужением. Празднование Дня независимости Финляндии записывалось на пленку для трансляции его по финляндскому радио.23 

7 декабря

На Волховском фронте совершил подвиг В.М.Зайцев. Он родился в 1910 г. в д.Пузякино Опочецкого района Псковской области. После окончания в 1929 г. сельскохозяйственного техникума работал агрономом в родных местах. В 1936 г., после окончания Ленинградского сельскохозяйственного института, был направлен в Карелию и три года работал старшим агрономом треста пригородных совхозов республики в г.Петрозаводске. В июле 1939 г. был призван в РККА, участвовал в советско–финляндской войне 1939–1940 гг., находясь в бронетанковых частях Ленинградского военного округа. После демобилизации снова трудился в Карелии, в аппарате наркомата совхозов республики.

В годы Великой Отечественной войны В.М.Зайцев командовал танковым взводом 7–й армии, который в ноябре 1941 г. был переброшен на Волхов для участия в разгроме немецкой группировки войск под Тихвином. Взвод В.М.Зайцева получил приказ взять сильно укрепленный вражеский опорный пункт у д.Лазаревичи. В ходе боя он уничтожил несколько противотанковых орудий и пулеметных точек противника. Танк В.М.Зайцева был подбит, командир остался в загоревшей машине и стрелял из пулемета по вражеским целям до самого конца. Это случилось 7 декабря 1941 г., через день г.Тихвин был освобожден советскими войсками. За совершенный подвиг Президиум Верховного Совета СССР Указом от 17 декабря 1941 г. посмертно присвоил младшему лейтенанту В.М.Зайцеву звание Героя Советского Союза.24 

Середина декабря

Войска Карельского фронта окончательно остановили продвижение вражеских армий на всех направлениях. Линия фронта стабилизировалась на рубеже: южный участок Беломорско–Балтийского канала — станция Масельгская — Ругозеро — Ухта, Кестеньга — Алакуртти. Планы противника, рассчитанные на быстрый захват северных районов СССР, провалились. Советским войскам удалось сохранить главную базу Северного флота — Полярный, незамерзающий порт Мурманск, северный участок Кировской железной дороги (с железнодорожной веткой Сорокская—Обозерская), по которому проходили грузы из Мурманска, а также осуществлялось снабжение войск Карельского фронта; на юге Карелии и Карельском перешейке финским и немецким армиям не удалось соединиться и создать второе кольцо блокады вокруг Ленинграда.25 

16 декабря

Совнарком Карело–Финской ССР представил в Главное управление тыла Наркомата обороны СССР докладную записку с данными о перестройке промышленности КФССР на обслуживание нужд фронта. Эта перестройка выразилась в том, что промышленность взамен продукции мирного времени стала выпускать продукцию для фронта. Ряд предприятий начал работать исключительно по специальным заказам воинских организаций и соединений. В системе промкооперации открылось производство котелков воинских, лопат саперных, телег, повозок, саней, ящиков для боеприпасов, лыж и т.д. Предприятия Наркомлеса организовали производство противотанковых и противопехотных мин. Сегежский бумкомбинат, Повенецкий судоремонтный завод и мастерские Кировской железной дороги освоили выпуск минометов.

Перестройка промышленности на военный лад обеспечила поставку действующей Красной Армии: 450 теплушек, 60 аэродромных катков, 35500 мин, 124000 комплектов ящичной тары, 5600 саней, 57000 пар армейских лыж, 12000 армейских котелков, 1500 железных печей–времянок и др. Полностью удовлетворялась потребность фронта в лесоматериалах и дровах. Для нужд армии были переданы основные материально–технические ценности республики: запасы железа, стали, кровельных материалов, фанеры, гвоздей, бумаги, цемента и др.

Эвакуация большинства предприятий в другие районы страны остановила выпуск ими продукции для фронта лишь на время устройства на новом месте. В частности, Петрозаводская лыжная фабрика начала выпуск лыж на новом месте раньше установленного срока, увеличив одновременно их производство. Вместо эвакуированных Петрозаводской лыжной фабрики, Медвежьегорской мебельной фабрики удалось организовать новые предприятия по выпуску лыж на новом месте в самой республике. Все действовавшие предприятия занимались выполнением заказов фронта: две лыжные фабрики, два лесозавода, ряд цехов Сегежского бумкомбината, ремонтно–механический завод, кислородная станция, три районных промкомбината, пошивочно–ремонтные, сапожные и портновские мастерские и ряд других мелких предприятий.26 

31 декабря

Оккупационное финское Военное Управление Восточной Карелии составило отчет о состоянии дел за декабрь 1941 г. В отчете даны основные направления работы, которые представлены целым рядом отделов: командный, противовоздушной обороны, административный, полицейский, надзора, экономический, интендантский, ветеринарный, просветительский, социальный, разведки, медицинский.

Из отчета следует, что в декабре 1941 г. организация и методы работы ВУВК подверглись незначительным изменениям. В частности, административно–хозяйственный разведывательный отдел, за исключением службы связи, который остался в Йоэнсуу, был переведен в г.Петрозаводск и переименован в разведывательный отдел. Весь штат ВУВК насчитывал: офицеров и военнослужащих — 470 чел., младших офицеров — 364, мужчин и юношей — 488, личный состав ПВО — 1081, женщин — 514, всего — 2917 чел.

Вся территория Военного управления Восточной Карелии была разделена на три округа — Олонецкий, Масельгский и Беломорский. Общая численность местного населения составляла 86119 чел. (в том числе национального, то есть карелов, вепсов, ингерманландцев — 35919), из них в Олонецком округе — 83612 (33415), Масельгском — 1891 (1888), Беломорском — 616 (616) чел. В Петрозаводске проживали 4847 (2834) чел.27

1942 год

1 января

Военный совет Карельского фронта обратился к воинам Севера с Новогодним поздравлением. В нем говорилось: "Военный совет горячо поздравляет бойцов, краснофлотцев, командиров, комиссаров и политработников фронта с наступающим новым, 1942 годом.

В ожесточенных 6–месячных боях Великой Отечественной войны Красная Армия окрепла, выросла и закалилась в могучую побеждающую силу. Фашисты врали, что Красная Армия, Красный Флот уничтожены, а Советский Союз завоеван. Однако Красная Армия и советский народ сумели отразить все натиски врага, измотали силы противника, и Красная Армия перешла в победоносное наступление на всех фронтах. Отражен натиск врага на Москву, четыре месяца длится героическая оборона города Ленинграда, вслед за Ростовом взяты Тихвин, Елец, Калинин, Керчь, Феодосия, Козельск, Калуга и много других городов и сел; тысячи населенных пунктов снова стали советскими.

В этих героических делах наши славные бойцы, командиры и краснофлотцы не раз отражали яростные атаки врага, положив немало сотен и тысяч немецко–финских оккупантов в лесах и болотах Советской Карелии и Крайнего Севера. Над столицей Заполярья и поныне вьется Красное знамя. 10–я гвардейская дивизия и бойцы–мурманцы, о чью грудь разбились натиски "героев" Нарвика, показывают образцы героической борьбы и истребления фашистских гадов. Войска Кандалакшского, Кестеньгского и Ухтинского направлений по–прежнему с честью отстаивают бесперебойную работу Кировской железной дороги, отражая все усилия врага...28

7 января

ЦК Компартии Карело–Финской ССР направил в ЦК ВКП(б) докладную записку о проведенной работе по эвакуации населения, промышленных предприятий, оборудования и другого имущества. Руководство этой работой осуществляла созданная в начале июля 1941 г. республиканская комиссия по эвакуации (секретарь ЦК Компартии П.В.Соляков, зам.председателя Совнаркома М.Ф.Иванов и секретарь Президиума Верховного Совета республики Т.Ф.Вакулькин). Комиссия утверждала планы и сроки эвакуации, распределяла транспорт и т.д. В районах этими вопросами занимались местные партийно–советские органы.

Эвакуация населения и ценного имущества из пограничных районов Карелии началась с первых дней войны. Так, по решению СНК и ЦК КП(б) КФССР от 29 июня 1941 г. следовало произвести эвакуацию из городов Виипури (Выборг), Энсо (Светогорск), Кякисалми (Приозерск), Сортавала и районов Виипурского, Яскинского, Кякисалмского, Куркиёкского, Сортавальского, Питкярантского и Суоярвского. Прежде всего эвакуировались детские учреждения и дети до 16 лет вместе с родителями. Трудоспособное взрослое население оставалось на оборонных работах. Позднее, в связи с продвижением противника, началась общая эвакуация из всех районов, которым угрожала вражеская оккупация. Самолеты противника обстреливали поезда на железных дорогах, пароходы и баржи на Онежском, Ладожском и других озерах, шоссейные дороги, по которым эвакуировалось население. 27 сентября 1941 г. на Онежском озере артиллерия противника обстреляла пароход "Кингисепп" и баржу, на которой находились женщины и дети. Несколько снарядов попало в баржу, и с большим трудом удалось спасти лишь незначительную часть людей. Всего из республики было эвакуировано 536 тыс. чел., которые нашли приют на период войны в десятках республик и областей Советского Союза. Около 90—100 тыс. жителей Карелии проживало в период войны в соседних районах — Коми республике, Архангельской и Вологодской областях.

Своевременно было эвакуировано оборудование 293 промышленных предприятий КФССР (без Беломорско–Балтийского комбината), в том числе петрозаводских лыжной и слюдяной фабрик, Кондопожского и Сегежского целлюлозно–бумажных комбинатов, Кондопожской и некоторых других электростанций, большинства предприятий лесной и деревообрабатывающей промышленности и т.д. Вывезенные на восток они в короткий срок устанавливались на новых местах и начинали выпуск продукции для нужд фронта и обороны страны. Так, первые эшелоны с оборудованием Онежского завода прибыли в Красноярск в августе 1941 г., в октябре 1941 г. онежцы отправили на фронт первую партию снарядов, а в декабре того же года объем всей продукции завода в 1,5 раза превышал масштабы производства мирного времени. Оборудование 36 предприятий, работавших до последнего момента на нужды Карельского фронта, пришлось уничтожить на месте.

Большую трудность представляла эвакуация колхозов, совхозов, скота, сельскохозяйственных машин. Скот приходилось перегонять на сотни километров. Было эвакуировано и частью сдано государству около 60 тыс. голов (из 75,5 тыс.) крупного рогатого скота, 20 тыс. (из 25,6 тыс.) свиней, 40 тыс. (из 54 тыс.) овец, 35 тыс. (из 45,5 тыс.) лошадей. Вывоз продовольствия составил: 21877 т муки и зерна, 1100 т крупы и другой продукции на общую сумму около 29 млн рублей.

Большую работу по эвакуации населения и грузов проделали водники и железнодорожники Карелии. Водники летом перевезли в тыловые районы страны более 200 тыс. т ценных грузов и около 250 тыс. чел. населения. Железнодорожники в июле–ноябре 1941 г. вывезли 8076 вагонов с промышленным оборудованием.

В сложной обстановке в некоторых местах проявлялись растерянность и паника. Партийно–советское руководство Калевальского района поспешило уничтожить продовольствие, запасы цветных металлов и архивные материалы при первом приближении противника, которому не удалось захватить с.Ухту. В районе Повенецкой губы Онежского озера из–за наступивших морозов застрял караван из 19 судов с промышленным оборудованием, разными товарами Наркомторга КФССР и архивами Беломорско–Балтийского комбината. Для уничтожения этих грузов посылались диверсионные группы и самолеты — часть ценностей сгорела, а часть попала в руки противнику.29

3–10 января

Масельгская оперативная группа под командованием генерал–майора Г.А.Вещезерского (186–я, 289–я и 367–я стрелковые дивизии, 61–я и 65–я морские стрелковые бригады) и Медвежьегорская оперативная группа под командованием генерал–майора С.Г.Трофименко (71–я и 313–я стрелковые дивизии, 1–я лыжная бригада в составе восьми батальонов) провели Медвежьегорскую наступательную операцию с целью окружения и ликвидации на этом направлении крупной группировки финских войск, обладавших превосходством в силах и средствах.

3 января части Масельгской оперативной группы после короткой артподготовки перешли в наступление, а части Медвежьегорской оперативной группы начали разведку боем. В ночь на 4 января финское командование, подтянув ближайшие резервы, предприняло несколько сильных контратак. Завязались упорные бои, которые продолжались до 10–11 января. С подходом резервов противника соотношение сил еще больше изменилось в его пользу. Советские войска стали испытывать недостаток в боеприпасах и горючем, поэтому по просьбе командования Карельским фронтом Ставка ВГК разрешила прекратить наступление.

Итоги Медвежьегорской наступательной операции имели важное значение. Советские войска продвинулись на запад от 2 до 5 км, освободили ряд населенных пунктов и улучшили свои позиции. Неожиданность наступления вызвала растерянность в стане противника, и Маннергейм вынужден был лично заняться организацией "отражения наступления русских". Финское командование не осмелилось снять ни одного полка с Медвежьегорского направления для усиления своих сил в районе р.Свирь, что оказало помощь обороне Ленинграда. Более того, противнику пришлось бросить в бой все свои подготовленные резервы. Январские бои 1942 г. дали первый опыт для подготовки будущих решающих наступлений войск Карельского фронта. В начале февраля 1942 г. финны после тщательной подготовки попытались вернуть утраченные позиции. Подразделения 289–й и 367–й стрелковых дивизий 10 февраля успешно отразили все атаки противника с большими для него потерями. После этого финские войска уже не предпринимали наступательных действий на Карельском фронте.30 

8 февраля

Как сообщила газета оккупационных властей "Vapaa Karjala" ("Свободная Карелия"), 8 февраля 1942 г. открылся Олонецкий радиоцентр для обслуживания местных жителей — восточных карелов. При открытии его руководитель, лейтенант  А.Турунен, сделал доклад, в котором подчеркивалось, что теперь радио будет постоянно информировать местное население о всех хороших делах, проводимых финскими учителями и командирами для карелов. После доклада была исполнена песня "Дорогая Финляндия" и дан спектакль, а также состоялся концерт карельской музыки.31

28 февраля

В оккупированном Петрозаводске прошли мероприятия, посвященные "Дням "Калевалы", о чем свидетельствуют документальные материалы и фотографии. Официально праздник открылся в городском театре, где соответствующую вступительную речь с трибуны, украшенной бывшим гербом так называемой Ухтинской республики 1918—1920 гг., произнес офицер отдела просвещения Военного управления Восточной Карелии лейтенант В.Лахтинен. Кроме докладов, на этом вечере прозвучали песни и музыкальные номера, в исполнении школьников была показана инсценировка "Калевалы" по финской версии.32

Конец февраля — начало марта

Ленинград получил от Карелии первую крупную продовольственную помощь. О том, как это произошло, рассказывается в непубликовавшемся до сих пор отрывке воспоминаний первого секретаря ЦК Компартии Карело–Финской ССР, члена Военного совета Карельского фронта Г.Н.Куприянова:

"... В подарок Ленинграду мы отобрали в наших совхозах 300 голов оленей, погрузили их в вагон, затем погрузили в один большой вагон 20 т рыбы и отправили все это поездом через Обозерскую, Вологду, Тихвин на ст.Волхов. В Волхове все это было разбито на две части, в первой пошли на ст.Войбокало 100 оленей, часть их была с упряжками. От ст.Войбокало олени в упряжках пошли по льду Ладожского озера и перевезли попутно больше половины рыбы из тех 20 т, что мы послали ленинградцам. Через несколько дней через Ладогу перегнали и остальных 200 голов оленей. Всего своим ходом через Ладогу в осажденный Ленинград пришло около 25 т мяса и 20 т рыбы.

Алексей Александрович * потом говорил мне, что этот подарок спас жизнь многим тысячам ленинградцев. И главное, сказал он, что с вашей легкой руки пошли потом вслед за вашим подарком подарки из многих областей страны..."33

Март

На Карельском фронте вместо оперативных групп были сформированы 3 новые общевойсковые армии: на Кандалакшском направлении — 19–я армия под командованием генерал–майора С.И.Моро­зова (на базе Кандалакшской оперативной группы); на Кестеньгском, Ухтинском и Ребольском направлениях — 26–я армия под командованием генерал–майора Н.Н.Никишина (на базе Кемской оперативной группы), на Медвежьегорском направлении — 32–я армия под командованием генерал–майора С.Г.Трофименко (на базе Медвежьегорской и Масельгской оперативных групп). Это стало возможным с пополнением фронта значительным подкреплением. С конца 1941 г. — начала 1942 г. сюда прибыли 7 морских стрелковых бригад, 3 стрелковые дивизии (152, 263, 367–я), около 15 отдельных лыжных батальонов, артиллерийские и танковые части, много вооружения и боевой техники. С начала войны, то есть за 8 месяцев, фронт получил свыше 110 тыс. чел. пополнения, не считая возвратившихся из госпиталей.34

Март

ЦК Компартии Карело–Финской ССР начал регулярное (3 раза в месяц) издание для населения временно оккупированных районов специальных выпусков республиканских газет "Ленинское знамя" и "Тотуус" ("Правда") — на финском языке, а также листовок. В них печатались разнообразные материалы о происходивших событиях в СССР и Карелии, действительном положении на фронтах Великой Отечественной войны и др.35

27 апреля

В ЦК Компартии и Совнарком Карело–Финской ССР поступила телеграмма секретаря ЦК ВКП(б) И.В.Сталина о порядке проведения первомайских праздников. В ней, в частности, предлагалось традиционных первомайских демонстраций и парадов не проводить в связи с тем, что решением СНК СССР и ЦК ВКП(б) 1–е и 2–е мая были объявлены рабочими днями. На предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях рекомендовалось провести 1 мая короткие митинги под знаком мобилизации трудящихся на дело обороны страны.36 

24 апреля — 11 мая

Войска 26–й армии Карельского фронта провели Кестеньгскую наступательную операцию с целью разгромить противостоящие силы противника, закрепиться на новом, более западном рубеже и усилить оборону Кировской железной дороги. Главный удар на Кестеньгу наносился силами двух дивизий: с севера — 23–й гвардейской стрелковой дивизией под командованием генерал–майора В.А.Соловьева из района южнее оз.Нижнее Черное и с юга — 263–й стрелковой дивизией под командованием генерал–майора Л.Е.Фишмана вдоль шоссейной дороги Лоухи—Кестеньга, их поддерживали 67–я морская стрелковая бригада и 8–я отдельная лыжная бригада. Советским войскам, имевшим здесь незначительное превосходство, противостояли немецкая дивизия СС "Север", сводная финская дивизия и ряд других подразделений.

24 апреля в 6 час. утра части 23–й и 263–й стрелковых дивизий перешли в наступление на главном направлении и к исходу дня вклинились в оборону противника на 1–3 км. Из–за слабой артиллерийской и авиационной поддержки в условиях сильного снегопада темп наступления оказался низким. Кроме того, противник бросил в бой все свои резервы и подразделения с соседних участков фронта, чтобы восстановить положение. После 3–дневной перегруппировки сил 3 мая советские войска возобновили наступление. Впоследствии немецкий генерал Дитмар, оценивая эти события, напишет, что в результате ударов русских на Кестеньгском направлении создалась крайне критическая ситуация, которую удалось локализовать силами 163–й гитлеровской дивизии, спешно переброшенной сюда из района р.Свирь. После еще одной 3–дневной перегруппировки сил советские войска 10 мая продолжили наступление, однако получив указание Ставки ВГК о переходе к обороне, прекратили его 11 мая.

Как указывалось Генеральным штабом Красной Армии, в результате боев весной 1942 г. части Карельского фронта на Кестеньгском и Мурманском направлениях (Мурманская наступательная операция проводилась с теми же задачами 28 апреля — 10 мая 1942 г.) "не добились выполнения поставленных перед ними боевых задач и после незначительных местных успехов приостановили наступление и закрепляются на достигнутых рубежах. Основной причиной малого успеха наступательных действий ... нужно считать неподготовленность операций, особенно по вопросам материального обеспечения, в результате чего наступающие войска уже в начале операций оказались без боеприпасов".

Тем не менее Кестеньгская и Мурманская наступательные операции сорвали планы противника по захвату Мурманска и ст.Лоухи Кировской железной дороги, помогли обороне Ленинграда и улучшили позиции советских войск на отдельных участках Карельского фронта. Только на Кестеньгском направлении отборные части немецкой дивизии СС "Север" потеряли до 5000 солдат и офицеров убитыми. Финский офицер службы информации О.Пааволайнен сделал в своем дневнике следующую запись о боях весной 1942 г. на Лоухском (Кестеньгском) направлении: "... Наступление русских в Беломорье, которое по своей силе и отчаянности полностью можно сравнить с весенним наступлением на Свири, вызвало напряжение чувств. Оборонительные бои на Лоухском направлении официально объявляются сегодня завершенными. Снова Пиррова победа. Эта мысль появляется у многих, хотя сообщается, что враг потерял 11000 чел. убитыми... Прошел почти год с начала войны. Тогда наивно говорили о парадном марше в Выборг и военном походе в несколько недель. Сейчас, год спустя, все кажется неясным, ненадежным, неопределенным".37 

6 июня

Газета "Северное слово", издававшаяся Главной штаб–квартирой финской армии на русском языке и распространявшаяся на оккупированной территории Карело–Финской ССР, напечатала информацию о прибытии Гитлера в Финляндию. В ней говорилось: "По поводу дня рождения фельдмаршала Маннергейма вождь Германии Адольф Гитлер прибыл в Финляндию с личным поздравлением от всего германского народа и собственноручно вручил фельдмаршалу Маннергейму большой золотой крест немецкого рыцарского ордена Орла". Гитлер приезжал в Финляндию 4 июня 1942 г. — в этот день Маннергейму исполнилось 75 лет. По воспоминаниям Маннергейма, их встреча проходила в вагоне и длилась 3 часа. Вскоре (27 июня 1942 г.) состоялся ответный визит Маннергейма в Германию. Все это, очевидно, говорило о тесных контактах и взаимодействии Финляндии и Германии на данном этапе Второй мировой войны, принимавшихся решениях в военно–политической области, планах устройства захватываемых ими территорий СССР и, в частности, Карелии.38

12 июля

Главная штаб–квартира финской армии приняла правила публикации сведений о Восточной (советской) Карелии и войне, которые проясняли государственную, национальную и военную политику Финляндии того времени и которыми должны были руководствоваться органы ее оккупационной администрации. Согласно этим правилам следовало говорить только об "освобождении" Восточной Карелии (а не об ее "завоевании") и что карелы сами просили о своем освобождении. Рекомендовалось публично говорить, что Восточная Карелия имеет большое значение для обороны и независимости Финляндии, и предписывалось обязательно подчеркивать, что это земля карелов и у русских здесь нет никаких корней. Следовало говорить не о народе, а о населении Восточной Карелии, не о карельском языке, а о диалекте. О местном населении рекомендовалось писать доброжелательно: "Говоря о господствующей в Восточной Карелии отсталости, следует подчеркивать, что виноват в этом советский строй, а не население, которому, напротив, нужно отдать должное в том, что оно в трудных условиях сохранило свою национальность и обладает природной смышленностью и талантом. Необходимо подчеркивать, что теперь мы хотим поднять население Восточной Карелии на уровень, соответствующий этим замечательным качествам". Все публикации и новости о жизни Восточной Карелии должны были получить предварительное одобрение финских органов — отдела цензуры Главной штаб–квартиры или штаба Военного управления Восточной Карелии.39 

28 июля

Статистическое управление Карело–Финской ССР провело учет численности и состава населения не оккупированных противником районов республики. Согласно полученным сведениям, всего в указанных районах насчитывалось населения 80500 чел., в том числе трудоспособного — 56250, детей — 16784. По отдельным районам эти показатели были соответственно следующими: г.Беломорск — 9000–6840–1530; Лоухский район — 3400–2580–580; Калевальский — 500–450–35; Кемский — 12700–9650–2160; Тунгудский — 700–530–129; Беломорский — 12800–9720–2180; Медвежьегорский — 4600–3680–600; Пудожский — 36800–22800–9570. Из трудоспособных по республике 56250 чел. работали на предприятиях, в колхозах и учреждениях — 44606 чел., 1910 чел. являлись временно нетрудоспособными и 6850 — матерями с детьми.40 

Июль—август

Первая партизанская бригада под командованием И.А.Григорьева совершила 57–дневный рейд по тылам противника. Эта бригада была сформирована на основании решения бюро ЦК Компартии КФССР от 27 ноября 1941 г. В нее вошли пудожские истребительный батальон (360 чел.) и партизанский отряд (122 чел.), заонежские истребительный батальон (144 чел.) и партизанский отряд (82 чел.). Командиром бригады являлся В.В.Тиден, с февраля 1942 г. — И.А.Григорьев, комиссаром — Н.П.Аристов. В декабре 1941 г. в бригаду влились партизанские отряды "Боевые друзья" (командир Ф.И.Греков), Петрозаводский (командир Ф.И.Тукачев), бойцы из других отрядов; в феврале 1942 г. — особый батальон Карельского фронта (командир И.А.Григорьев) и Архангельский отряд (командир Д.А.Подоплекин). В марте 1942 г. бригада состояла из 9 отрядов, минометной роты, пулеметного, разведывательного и хозяйственного взводов общей силенностью 1140 чел. К лету 1942 г. партизанское соединение имело на своем боевом счету несколько успешных операций.

В конце июня 1942 г. бригада получила приказ выйти в глубокий тыл противника, разгромить штаб армейского корпуса финнов в Поросозере и провести боевые операции на важнейших вражеских коммуникациях. Соединение из 6 отрядов находилось во вражеском тылу 57 дней и 26 раз вступало в бой с противником. Советское информбюро 1 сентября 1942 г. сообщало об этом походе так: "Партизаны прошли по лесам и болотам почти 700 км, нанося внезапные удары по коммуникациям противника. Против партизан были брошены пограничные части и шюцкоровские отряды. В боях с белофиннами партизаны истребили до 750 солдат и офицеров, уничтожили большое количество автоматического оружия, радиостанций, снаряжения и боеприпасов". Однако в ходе рейда бригада не смогла выполнить полученное задание и понесла большие потери от обнаруживших и преследовавших ее финских войск: из 650 чел. на свою базу вернулись около 100 чел. В одном из боев 31 июля погиб командир И.А.Гри­горьев. Этот поход показал, что в условиях Карелии действовать такими крупными соединениями нецелесообразно. В октябре 1942 г. бригада была расформирована, входившие в нее партизанские отряды стали действовать самостоятельно.41

12 сентября

Совнарком Карело–Финской ССР подвел итоги проведенных в 1942 г. мероприятий по устройству детей, оставшихся без родителей. При всех районных (городских) исполкомах Советов были созданы специальные комиссии, которые занимались работой по устройству детей, оставшихся без родителей. Дополнительно к имевшимся открылись 2 новых детских дома, 1 палата с круглосуточным обслуживанием при детяслях для сирот, 1 детясли с круглосуточным обслуживанием и детский приемник–распределитель. Эти учреждения приняли 216 детей. Кроме того, в ходе массовой работы с населением 108 детей были патронированы. В результате на территории КФССР удалось устроить и снабжать необходимым всех детей–сирот.42 

15–20 сентября

Подразделения 289–й стрелковой дивизии 32–й армии Карельского фронта провели частную операцию по улучшению переднего края обороны. Здесь, в районе разъезда 14–й (севернее Кривозера), противник занимал две господствующие высоты ("Западную" и "Безымян­ную"), откуда систематически обстреливал ружейно–пулеметным и артиллерийско–минометным огнем советские позиции. Командир дивизии полковник Т.В.Томмола с разрешения командования армии решил захватить эти вражеские укрепления. 15 сентября 1942 г. две стрелковые роты 1046–го и 1048–го полков ворвались в траншеи противника и захватили высоты. Финские войска, стремясь вернуть утраченные позиции и имея значительный перевес в силах, предприняли многочисленные контратаки, но, кроме потерь, ничего не добились. В течение 4 дней советские воины удерживали захваченные высоты, проявив стойкость и бесстрашие. В ожесточенных боях здесь пали смертью храбрых старший политрук М.Т.Костенко и старший сержант С.Т.Тюрпек. Приказом командования Карельского фронта от 6 ноября 1942 г. высота "Западная" была названа "имени Костенко", а высота "Безымянная" — "имени Тюрпека". Такие бои за улучшение тактического положения войск велись в 1942–1943 гг. и на других участках Карельского фронта. В результате уничтожались оборонительные укрепления и живая сила противника, захватывались важные позиции и создавались благоприятные условия для последующих крупномасштабных наступательных операций, что предусматривалось приказом по Карельскому фронту от 17 декабря 1941 г.43

29 сентября

В транспортном отделе ЦК Компартии КФССР рассматривалось состояние противовоздушной и противохимической обороны (ПВХО) Кировской железной дороги в связи с необходимостью обеспечения непрерывного движения поездов в условиях систематических налетов вражеской авиации. С 23 июня 1941 г. по 1 сентября 1942 г. военно–воздушные силы противника совершили на дорогу 1677 нападений и сбросили 44308 бомб, в результате чего нанесли следующий урон: повредили и разрушили 44 км пути, 731 км связи, 472 служебных и жилых здания, 15 мостов; убили 847 чел., ранили 1839 чел. Декабрь 1941 г. стал самым интенсивным по воздушным нападениям противника на магистраль, особенно на участок Кемь—Лоухи и Кестеньгскую ветку. Тем не менее она не выходила из строя на продолжительное время благодаря действиям средств ПВХО и быстрой ликвидации последствий бомбардировок. Из работавших на дороге 19487 чел. прошли обучение по программе ПВХО 15261 чел., состояли в подразделениях ПВО 2938 чел. и в эксплуатационно–производственных группах — 13434 чел. За январь–сентябрь 1942 г. на восстановление железнодорожных путей было затрачено почти 200 тыс. чел./часов.44 

3 октября

Органы финской государственной полиции разработали и ввели в действие правила выдачи разрешений на поездки и пребывание в Финляндии карельским жителям–соплеменникам, что было сделано на основании соответствующего решения Госсовета Финляндии от 24 сентября 1942 г. В так называемых явных случаях разрешения выдавались без всяких ограничений: когда благонадежная женщина финноплеменной национальности просила разрешения на поездку в Финляндию, чтобы выйти там замуж за финна; когда кто–то из финно-племенных людей отправлялся в Финляндию по служебным делам; когда речь шла о поселении детей младше 15 лет к родственникам или просто к гражданам Финляндии. Временные туристические, гостевые или учебные поездки в Финляндию считались нежелательными, и для положительного решения вопроса следовало обращаться в вышестоящие (от Военного управления Восточной Карелии) инстанции.

На практике из указанных правил иногда делались исключения. Так, 8 октября 1942 г. Военное Управление Восточной Карелии обратилось в органы государственной полиции Финляндии с просьбой на месте решить вопрос о направлении новой группы 80 карельских девушек для учебы в финских религиозных училищах (предыдущая группа из 60 чел. обучалась в феврале—мае 1942 г.). Просьба была удовлетворена специальным письмом финской полиции от 13 октября 1942 г.45 

Ноябрь

По решению Совета Народных Комиссаров и ЦК Компартии Карело–Финской ССР возобновило работу Управление трудовых резервов республики, были организованы два ремесленных училища и пять школ фабрично–заводского обучения. За военный период учебные заведения трудовых резервов подготовили 5380 квалифицированных рабочих многих специальностей и профессий.46 

5 декабря

Штаб партизанского движения Карельского фронта подвел итоги работы по формированию новых партизанских отрядов за август–октябрь 1942 г. Всего было сформировано 5 новых отрядов с общей численностью личного состава 418 чел., в том числе: 2 отряда в Мурманской области ("Большевик Заполярья" и "Советский Мурман" — 146 чел.), 2 отряда в Архангельской области ("Сталинец" и "Большевик" — 167 чел.) и 1 отряд из молодежи Карелии и Омской области "Комсомолец Карелии".

В уже действовавшие партизанские отряды также прибыло новое пополнение из разных республик и областей страны: Вологодская область — 97 чел., Свердловская — 47, Иркутская — 40, Ярославская — 41, Красноярский край — 45, Коми АССР — 103, Узбекистан — 48, Москва — 25, КФССР — 103 чел. Всего с 30 июня по 1 ноября 1942 г. в партизанское движение Карельского фронта влились 838 чел. Все отряды и диверсионные группы прошли необходимую подготовку, экипировались и с 1 декабря вышли на выполнение боевых заданий.47 

8 декабря

Совнарком Карело–Финской ССР представил в Совнарком СССР сведения об учете инвалидов Великой Отечественной войны и членов семей, потерявших кормильцев на войне, согласно которым за ноябрь 1942 г. численность первых увеличилась на 31 чел., а всего составила 438 чел.; численность вторых соответственно — 10 чел. и 687 чел. Трудоустроенных инвалидов насчитывалось 371 чел. (67 чел. не могли работать на производстве по состоянию здоровья); членов семей, потерявших кормильцев на войне, — 542 чел. (145 чел. являлись престарелыми).48

31 декабря

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвоении звания Героя Советского Союза М.Т.Рябову. Он родился в 1914 г. в д.Рябово ныне Медвежьегорского района Карелии. После окончания железнодорожной школы–семилетки в г.Петрозаводске в 1931 г. поступил в Лодейнопольский железнодорожный техникум. Окончив его, работал паровозным машинистом депо Лихоборы Московской железной дороги. Призван в Красную Армию в 1937 г., направлен в школу летчиков. С 1938 г. лейтенант Рябов служил в авиационных частях Ленинградского военного округа, а незадолго до начала Великой Отечественной войны был назначен штурманом авиаэскадрильи бомбардировочного авиаполка дальнего действия.

На четвертый день Великой Отечественной войны самолет М.Рябова был сбит, летчик и стрелок–радист погибли. Раненый штурман спустился на парашюте на занятую врагом территорию. Около 400 километров прошел он лесными тропами, пока добрался до линии фронта. Вернувшись в строй, делал боевые вылеты, длившиеся по 8—12 часов, которые требовали от экипажа большой выносливости, мужества и мастерства. Самолет М.Рябова с высокой точностью бомбил вражеские позиции на подступах к Ленинграду, в битве на Волге, военные объекты Данцига, Кенигсберга и Берлина.

За успешные боевые вылеты на бомбардировку объектов в тылу врага старшему лейтенанту М.Т.Рябову было присвоено звание Героя Советского Союза. В последующие военные годы боевые дела капитана М.Рябова отмечены орденами Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны I степени и многими медалями. 27 лет отдал дальней авиации полковник М.Т.Рябов. На его счету 866 боевых вылетов в годы войны, около 2500 часов пребывания в воздухе.49

1943 год

 16 января

Карельский рыбак С.М.Миронов направил открытое письмо в ГКО СССР о своем личном вкладе в Великой Отечественной войне. Из 50 прожитых лет потомственный помор 40 лет провел в море. В 1942 г. он выловил в Баренцевом море 1500 пудов рыбы, что в 5 раз превысило его сезонный план. С.М.Миронов писал: "... Я имею семерых детей. Старший сын Александр бьет немцев в рядах Красной Армии. Второй сын Сергей, 16 лет, помогает мне на промысле. Остальные дети маленькие, трое из них учатся в школе. Работая честно в колхозе, я накопил 10 тыс. рублей. Теперь я считаю, что мало помогать Родине одним трудом. По примеру колхозника Головатого* я хочу помочь Родине в тяжелую годину всем, что имею. В Государственный банк на строительство танковой колонны "Карельский колхозник" я перевел все свои сбережения — 10 тыс. руб."

Таких примеров участия населения Карелии в патриотическом движении по сбору средств в фонд обороны было много. Железнодорожники Кировской железной дороги передали в начале 1943 г. на строительство самолетов, танков и бронепоездов 1140 тыс. руб. Газета "Полярный гудок" в феврале 1945 г. писала: "Главное политическое управление Красной Армии сообщает, что на средства, собранные железнодорожниками магистрали им.С.М.Кирова, построена танковая колонна "Железнодорожник Кировской магистрали". Эта колонна танков передана войскам генерал–полковника танковых войск Катукова. Всего за годы войны жители Карелии подписались на государственные займы, внесли на строительство танков и самолетов свыше 126 млн руб. личных сбережений. Танковые колонны "Карельский колхозник", "Железнодорожник Кировской магистрали", боевые самолеты "Карело–Финский донор", "Карельский пионер" и другие, построенные на личные сбережения трудящихся республики, "воевали" на разных фронтах Великой Отечественной войны.50 

2 февраля

Завершилась наступательная операция Сталинградской битвы (19 ноября 1942 г. — 2 февраля 1943 г.), проведенная советскими войсками с целью обороны Сталинграда и разгрома действовавшей на этом направлении крупной стратегической группировки немецких войск. Победа под Сталинградом предопределила коренной перелом и оказала решающее влияние на дальнейший ход всей Второй мировой войны, в том числе и на Севере Европы. Фельдмаршал Г.Маннергейм, касаясь в своих воспоминаниях оценки высшим финским руководством влияния Сталинградской битвы на ход "большой" войны и политический курс Финляндии, писал: "... 3 февраля [1943 г.], или через день после того, как немцы капитулировали в Сталинграде, в ставке главнокомандующего собрались президент Рюти, премьер–министр Рангель и министры Валден и Таннер, чтобы узнать мое мнение об общей ситуации. В ходе беседы выработали единодушное мнение, что большая война подошла к переломному моменту и что Финляндии при первой же подходящей ситуации следует найти способ для выхода из войны. Одновременно констатировали, что пока еще мощь Германии препятствует осуществлению этого решения..."51 

12 февраля

Финские оккупационные власти утвердили новые названия улиц Петрозаводска. Некоторые их переименования выглядели следующим образом.

Прежнее (советское) название улицы

Новое (финское) название

улицы

Карла Маркса

Главная

Ф.Энгельса

Центральная

пл. 25 Октября

Административная пл.

пл. Кирова

пл. Свободы

Ленина

Карельская

Герцена

Олонецкая

Первомайское шоссе

Беломорское шоссе

Куйбышева

Северная

Кирова

Калевальская

Дзержинского

Вяйнямейнена

Комсомольская

Сампо

Пушкинская

Лённрота

Крупской

Ряйхя

Анохина

Егерская

Гоголя

Воина

Горького

Воина–соплеменника

Советская

Лотты

Мурманская

Кольская

 

Газета оккупационных властей "Vapaa Karjala" дала такие разъяснения по поводу переименования улиц г.Петрозаводска:

"... В истории г.Петрозаводска подобное переименование улиц на новый национальный лад представляет собой значительное событие. Впервые за время своего существования Петрозаводск получает национальные финские названия улиц. Таким образом город приобретает подлинно национальный характер, который ему, как важнейшему населенному пункту Восточной Карелии, и подобает иметь. Лицо города становится все более финским. В стирании следов русских из города этим сделан еще один большой шаг вперед, и Петрозаводск таким образом получает наглядный знак того, что это финский город, а не русский...

Входящие сейчас в обиход названия улиц, в противоположность прежним, действительно уходят корнями в собственную историю и культуру Восточной Карелии. Это национальные, финские названия, по ним сразу видно, что здесь, в Восточной Карелии, мы ходим по старой финской земле. Ряд названий взят из калевальской культуры, и этим подчеркивается тот факт, что карельская культура представляет собой древнюю финскую культуру, которая решительно отличается от всякого русского образа мышления..."52 

13–15 февраля

В Беломорске состоялась третья сессия Верховного Совета Карело–Финской ССР (единственная за все годы войны). Сессия рассмотрела деятельность и задачи Совнаркома республики в условиях Великой Отечественной войны. По данному вопросу сделал доклад председатель СНК КФССР П.С.Прокконен, в обсуждении приняли участие 25 депутатов Верховного Совета и наркомов республики: П.В.Со­ляков, М.И.Мелентьев, А.А.Трофимов, М.В.Горбачев, М.Д.Ис­серсон, Д.П.Юринов, И.В.Окунев, Ф.В.Балагуров, А.В.Смир­нов, Н.А.Орлов, С.И.Егоров, Н.И.Крачун, Г.М.Семенов, Н.И.Милю­тина, М.И.Филиппова, В.Н.Саккеус, П.К.Бугнин, А.Н.Брызгалов, А.Г.Бонч–Осмоловская, И.И.Сюкияйнен, С.С.Ракчеев, Л.П.Жарков, И.А.Миронов, О.В.Куусинен, Г.Н.Куприянов.

В материалах сессии подчеркивалось, что навязанная стране война потребовала немедленно перестроить всю работу на военный лад, все подчинить интересам фронта и задачам организации разгрома врага. Эта перестройка проходила в Карелии при сложных обстоятельствах угрожающего наступления противника. В короткие сроки удалось решить задачу эвакуации в тыл основной части населения, предприятий и учреждений народного хозяйства и культуры. К концу 1941 г. более половины территории республики подверглось оккупации. В незанятых врагом районах насчитывалось около 50 тыс. жителей и 20 промышленных предприятий, промышленное производство составляло около 10% от довоенного уровня. Нужно было реорганизовать и расширить оставшиеся предприятия, создать новые отрасли производства, наладить выпуск продукции для фронта.

Прежде всего, отмечалось в докладе П.С.Прокконена, в результате осуществленных мероприятий удалось создать необходимую производственную базу: организовать авторемонтные предприятия, горные разработки, построить предприятия по лесохимии и деревообработке, проложить лесовозные дороги, соорудить обозные и кожевенные заводы и много других производственно–бытовых объектов. Выпуск продукции возрастал из месяца в месяц: если принять его в первом квартале 1942 г. за 100%, то прирост за второй квартал составлял 150, за третий — 250, за четвертый — 190%. Значительно расширился и изменился ассортимент выпускаемых изделий: телеги, газогенераторные установки, спецукупорка, гранаты, минометы, солдатское обмундирование и т.д. Ряд наркоматов и ведомств успешно справлялся с установленными планами. Лесная промышленность досрочно выполнила задание ГКО по обеспечению Кировской железной дороги топливом (дровами). Большой объем работ для фронта выполнили промысловая кооперация, наркоматы пищевой и местной промышленности. Неудовлетворительно оценивалась деятельность наркоматов автомобильного транспорта и торговли, земледелия и совхозов.

Кроме рассмотрения основного вопроса, сессия утвердила ряд указов Президиума Верховного Совета КФССР о кадровых изменениях, приняла "Приветствие товарищу И.В.Сталину" и "Приветствие бойцам, командирам и политработникам Карельского фронта".53 

22 февраля

Лучшему снайперу Карельского фронта рядовому 10–й гвардейской дивизии С.Д.Алиеву Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза. К этому времени уроженец Дагестана С.Д.Алиев имел на своем счету 127 выведенных из строя вражеских солдат и офицеров.

Снайперское движение на Карельском фронте получило широкий размах с 1942 г. Команды метких стрелков создавались в каждой дивизии и в каждом полку. Проводились краткосрочные курсы и слеты снайперов. Всего на Карельском фронте в разное время действовали от 3 до 4 тыс. советских снайперов, которые вывели из строя тысячи солдат и офицеров противника.54 

26 февраля

НКВД Карело–Финской СССР направило в Совнарком республики докладную записку, в которой сообщалось о тяжелых условиях жизни и труда рабочих лесной промышленности республики и их настроениях. В подтверждение этому приводились выдержки из писем рабочих на фронт и в тыл. Например, рабочая Маленгского механизированного лесопункта Л.Екаскова писала в действующую армию К.А.Шамовскому: "Живем в стандартных домиках, которые совершенно не утеплены, тесно, ламп нет. Холод в домике ужасный, спим на голых нарах. Вот уже четыре дня не умываемся. Питание плохое. Норм не выполняем. Условия жизни ужасные".

Тяжелые условия жизни и труда рабочих лесной промышленности КФССР обусловливались рядом обстоятельств. В связи с тем что южная и западная часть республики была оккупирована противником, действовавшие предприятия Наркомлеса создавались в основном в период войны и размещались в необжитых малонаселенных северных лесных массивах. Рабочие не имели возможности приобретать дополнительно к выдававшимся минимальным общесоюзным нормам продукты питания, сельское хозяйство на местах не было развито. Такие трудоемкие процессы лесозаготовок, как вывозка и подвозка древесины, нередко выполнялись вручную из–за недостатка транспортных средств. Все это приводило к высокой заболеваемости людей, которые ценой своего здоровья, а иногда жизни, выполняли государственные задания по лесозаготовкам.55 

10–20 марта

В районах республики проводилась декада помощи семьям фронтовиков и партизан. Обследование 9949 семей позволило выявить нуждаемость людей в предоставлении и ремонте жилья, устройстве трудоспособных на работу, а детей в детские учреждения, обеспечении продовольствием, одеждой, обувью и т.д. В результате проведенной работы семьям защитников Родины была оказана следующая помощь: определено на работу 383 чел.; устроено детей фронтовиков в детские учреждения с бесплатным содержанием свыше 250 чел., вновь открыто 4 детсада на 175 мест, прикреплено к столовым и молочным кухням 390 детей; трудящимися республики внесено из своих сбережений в фонд помощи семьям фронтовиков 362500 руб. наличными и свыше 197625 руб. облигациями государственных займов; собрано продуктов питания свыше 89778 кг; выделено земельных участков для индивидуальных огородов общей площадью 10,6 га для 333 семей, которым выданы и 15085 кг семян картофеля; колхозами выделено для индивидуального пользования 15 телят; выдано различных промтоваров 977 семьям; отремонтировано 958 пар старой обуви и выдано 276 пар новой; отремонтированы квартиры 85 семьям и предоставлены квартиры 164 семьям; подвезено дров 1175 семьям в объеме 10502 кубометра, на заготовке которых участвовали 836 чел.; подвезено кормов для скота 34 семьям в объеме 5400 кг и выдано колхозами 81 семье в объеме 6625 кг; рассмотрено 124 заявления и жалобы, большинство из которых удовлетворено. В ходе декадника в районах прошли воскресники, заработанные на них средства перечислялись в фонд помощи семьям фронтовиков. Население активно участвовало в заготовке и подвозке дров, сена и других работах.56 

25 апреля

На имя первого секретаря ЦК комсомола Карело–Финской ССР Ю.В.Андропова пришла телеграмма председателя Государственного Комитета Обороны (ГКО) СССР И.В.Сталина с выражением благодарности молодежи республики за работу по сбору средств в помощь Красной Армии. В телеграмме говорилось: "Передайте комсомольцам и молодежи Карело–Финской ССР, собравшим 1191 тыс. руб. на строительство вооружения для Красной Армии, мой горячий привет и благодарность Красной Армии".57 

Начало мая

Республиканский театр музыкальной комедии под руководством народного артиста Карело–Финской ССР А.Н.Феона завершил очередные гастроли на Карельском фронте. В землянках, до отказа заполненных бойцами и командирами, артисты в полном составе играли "Девушку из Барселоны", "Свадьбу в Малиновке", "Сильву". Ежедневно давали по два представления, а за всю поездку дали 9 спектаклей и 25 концертов.

С началом войны все театральные и музыкальные коллективы Карелии перестроили свою деятельность. Они создали концертные бригады, которые обслуживали боевые части, госпитали, рабочие коллективы. Концерты проходили в самой разнообразной обстановке: "и в воинском клубе, и в красноармейской столовой, и в блиндаже, и в землянке, и на воздухе, и в палатке у раненых". Всего за годы войны театральные и музыкальные коллективы республики дали 4300 спектаклей и концертов, обслужив более 2 млн зрителей. Кроме того, на Карельском фронте, Северном военно–морском флоте и в госпиталях было проведено свыше 4000 шефских концертов. В этот период плодотворно, с большой отдачей трудились артисты Г.А.Белов, П.Н.Чаплыгин, А.И.Шибуев, О.А.Лебедев, Г.Л.Фридман, Н.О.Рубан, К.Н.Милютин–Савич, Т.В.Кульчицкая, О.П.Калинина, Е.С.Томберг, Д.К.Карпова, К.Севандер, В.Э.Суни, С.Рыбалко и многие другие.58 

16 июня

Исполком Лоухского районного Совета принял решение о помощи семье М.М.Коргуева, депутата Верховного Совета КФССР, народного сказителя, в связи с его смертью. Решением предусматривалось: выдать семье М.М.Коргуева единовременное пособие в размере 2000 руб. и отнести расходы на похороны М.М.Коргуева на счет государства, просить СНК КФССР назначить его жене М.С.Коргуевой персональную пенсию.

М.М.Коргуев (1883–1943) родился в с.Кереть Лоухского района в семье помора. Рано осиротел и с 9 лет начал трудовую жизнь: был пастухом–подпаском, вместе со взрослыми рыбаками ходил в море на рыбный промысел. С 14 лет стал плавать на парусном судне поваренком, матросом, рыбаком. С 1933 г. работал в рыболовецком колхозе.

М.М.Коргуев обладал исключительной памятью и талантом рассказчика. В 1930–е годы от него было записано свыше 100 сказок (78 из них опубликованы в 1939 г.), в которых находили отражение северная природа, быт рыбака, крестьянина, охотника. Кроме сказок, Матвей Михайлович знал некоторые былины и карельские руны, перенятые им от матери–карелки. М.М.Коргуев выступал со своими сказаниями в Москве, Ленинграде, Петрозаводске. В 1938 г. он был принят в Союз писателей СССР.59 

28–30 июня

В Беломорске состоялось совещание писателей и сказителей Карело–Финской СССР с участием литераторов Ленинграда, которые обсудили вопросы своей деятельности в условиях войны. В выступлениях участников совещания подчеркивалось, что у них одна задача — показать в литературе героическую борьбу советских людей против напавшего врага, вдохновить их на это стихом и песней, частушкой и фельетоном, рассказом и очерком, поэмой и романом. Из представленных материалов следовало, что на фронте находилось около 50 писателей, большинство из которых работали во фронтовой, армейской и дивизионной печати. В частности отмечались среди них: "члены Союза писателей КФССР: тт. Эйкия, Т.Гуттари, Х.Тихля, Королев, В.Чехов, А.Линевский, Ю.Никонова, А.Иванов, Ф.Свиньин, А.Пашкова, Быкова, П.Рябинин–Андреев, В.Базанов, Флейс, Пантюхин; члены Союза писателей других республик и областей: тт. Фиш, Левитин, Коваленков, Кежун, Курочкин, Заводчиков, Цимбал, Костелянц, Вайсфельд, Абсалямов и др.; молодые писатели и журналисты: тт. В.Эрвасти, Я.Ругоев, Гренлунд, А.Тимонен, Н.Гиппиев, Никошенко, П.Трофимов, М.К.Рябинин, В.Евсеев, Иноземцев, И.Бойков, Комиссаров и др.; начинающие писатели бойцы и командиры Карельского фронта: Мокин, Евсеев, Наумов, Занин, Орловский, Шмаков, Кухарев и др."

Карело–Финское государственное издательство, несмотря на крайне тяжелые полиграфические условия, сумело выпустить за период войны около 45 отдельных книжек художественных произведений (десятки тысяч экземпляров), рассказывавших о жизни республики и фронта.

Начальник Управления по делам искусств при СНК КФССР С.В.Колосенок подчеркнул и другой важный момент: "Писатели проводят большую работу в красноармейской печати. Они работают и агитаторами, и пропагандистами, иногда они пишут плакаты, частушки, номера для красноармейской художественной самодеятельности, листовки, лозунги. И вот именно эта, на первый взгляд черновая, работа, очень помогает восприятию жизни писателем, направляет его по правильному пути и помогает ему в литературной деятельности. Литературная работа шла бы хуже, если бы писатели не вошли глубоко во фронтовую жизнь, не связались с жизнью народа..."60

25 июля

На Карельском фронте совершил подвиг сержант Н.Г.Варламов. Он родился в 1907 г. в семье рабочего Путиловского завода в Петербурге. Вскоре семья Варламовых переехала в Петрозаводск, где на Онежском заводе началась трудовая биография Николая Варламова, ставшего в 14 лет учеником слесаря. После прохождения действительной службы в армии в 1929–1931 гг. он возвратился в трудовой коллектив Онежского завода.

В первые дни Великой Отечественной войны трое братьев Варламовых — Василий, Георгий и Николай — встали в ряды вооруженных защитников Родины. Сержант Николай Варламов вместе с другими земляками–петрозаводчанами был направлен на пополнение 71–й стрелковой дивизии. Дорогами сражений он прошел от советско–финляндской границы до Медвежьегорска, где осенью 1941 г. был тяжело ранен. После излечения в госпитале и службы в тыловых частях Н.Варламов добился направления на передовой край: летом 1943 г. он стал командиром отделения 9–й роты 239–го полка 27–й стрелковой дивизии. К этому времени дивизия два года обороняла Ребольское направление. Ее подразделения в условиях стабилизации Карельского фронта вели боевые операции местного значения.

25 июля 1943 г. Николай Варламов совершил подвиг при штурме вражеского укрепленного опорного пункта в районе р.Онда. Стрелковая рота, в которой служил Н.Г.Варламов, получила задание овладеть этим опорным пунктом и уничтожить его гарнизон. На пути наступления оказался дзот, шквальный огонь станкового пулемета прижал к земле атакующую группу. В этот критический момент сержант Варламов быстрым рывком достиг вражеского пулемета и своим телом закрыл амбразуру дзота. Вдохновленные его героическим примером, бойцы роты снова поднялись в атаку, ворвались в опорный пункт и разгромили гарнизон противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 сентября 1943 г. сержанту Н.Г.Варламову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Оценивая его подвиг, Маршал Советского Союза К.А.Мерецков писал: "Разве померкнет с годами и десятилетиями слава потомственного пролетария петрозаводчанина сержанта Варламова, повторившего в карельских лесах подвиг Александра Матросова?" 61

Август

В оккупированном финнами Шелтозерском районе начала действовать группа подпольщиков в составе: Д.В.Горбачев (руководитель), П.И.Удальцов, М.Ф.Асанов, С.К.Паасо. Она вовлекла в активную подпольную работу свыше 100 чел. не только в Шелтозерском районе, но и в Петрозаводске, Прионежье, Вознесенье и Подпорожье (Ленинградская область). По воспоминаниям радистки С.К.Паасо, "все они честно выполняли наши поручения". Активно работал в подполье, например, Д.Е.Тучин, назначенный оккупационными властями местным старостой. Используя свои полномочия, он укрывал у себя подпольщиков и рацию, распространял среди населения советские листовки и газеты, собирал ценную информацию о дислокации финских войск. Всего к концу 1943 г. на подпольную работу в оккупированные районы республики было направлено 121 чел., из них погибли при выполнении заданий 58 чел.62 

27 августа

Финские оккупационные органы власти утвердили руководство для учителей национальных народных школ на территории Военного управления Восточной Карелии к учебным планам 1943/44 года. Особое внимание в нем уделялось изучению финского языка. В частности, подчеркивалось, что основой для его изучения должен быть родной язык учащихся, то есть карельские диалекты и вепсский язык, но главная задача заключалась в том, чтобы ученики привыкли употреблять финский литературный язык в жизни — разговоре, чтении и письме. В тех случаях, когда диалект явно отличался от финского общелитературного языка, рекомендовалось "останавливаться подольше и пытаться правильную форму внедрять в язык учащихся..." Всего на оккупированной территории в 1943/44 учебном году в 112 школах обучались 9942 ученика карельской, вепсской и финской национальностей и в 13 школах — около 3000 русских учащихся. Оккупационные власти практиковали также направление "национальной" молодежи на учебу в Финляндию, что являлось "важной частью просветительской работы среди соплеменников".63 

10 сентября

Командование Карельского фронта отдало приказ "О сохранении и ограждении от разрушения памятников культуры народов СССР". Начальники тыла войсковых подразделений обязывались немедленно через органы местной власти установить фактическое наличие в полосе фронта перечисленных в приложенном к приказу списке церквей и других сооружений, имеющих культурно–историческое значение, и взять их под охрану; немедленно освободить церкви и другие здания, если они заняты, привести в порядок, закрыть и замаскировать наравне с военными объектами; в дальнейшем запретить занимать перечисленные в списке помещения под склады, гаражи, конюшни, а также для размещения военнослужащих; избегать использования церквей и других зданий для установки огневых точек, расположения вблизи них артиллерийских орудий и рытья траншей; при наличии уже разрушенных исторических сооружений взять их под охрану и не допускать расхищения оставшихся строительных материалов.

К данному приказу прилагался список 56 культовых зданий — памятников архитектуры, истории и культуры, в том числе таких ценнейших, как Преображенский собор и Покровская церковь на острове Кижи, Успенский собор в г.Кеми, Успенская церковь в г.Кондопоге, Петропавловская церковь в с.Вирма Беломорского района и др. Большинство из них удалось сохранить. Каждый спасенный памятник, являвшийся одновременно и молитвенным помещением, закладывал основы для будущего урегулирования государственно–церковных отношений.64 

25 сентября

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о посмертном присвоении карельским подпольщицам А.М.Лисицыной и М.В.Мелен­тьевой звания Героя Советского Союза.

А.М.Лисицына родилась в 1922 г. в д.Житноручей Прионежского района КАССР в семье крестьянина–вепса. После окончания 7–лет­ней школы в д.Рыбрека того же района училась в 1938–1940 гг. в Ленинградском библиотечном техникуме. Окончив его, работала библиотекарем в Сегеже. С началом войны добилась направления на подпольную работу в тылу врага.

Вместе со своей сверстницей из Пряжи М.В.Мелентьевой они стали связными ЦК Компартии КФССР и 15 июня 1942 г. были направлены в оккупированный противником Шелтозерский район. Там они собирали сведения о вражеских военных объектах, устанавливали связи с местными жителями, подготавливали явочные квартиры и добывали документы, необходимые для создания подпольных групп. После выполнения задания девушки отправились в обратный путь через линию фронта. Ночью 3 августа им пришлось переправляться через р.Свирь вначале на маленьком плоту, а затем вплавь. Этой переправы А.М.Лисицыной не удалось преодолеть, но, погибая, она успела передать все документы своей подруге.

М.В.Мелентьева родилась в 1924 г. в д.Пряжа КАССР в семье крестьянина–карела. В 1931 г. начала учиться в Пряжинской средней школе. С началом войны ее семья эвакуировалась в глубокий тыл, а она, окончив курсы, стала работать санитаркой в Сегежском эвакогоспитале. Пройдя специальную подготовку, вместе с А.М.Ли­сицыной занималась подпольной работой во вражеском тылу.

После гибели своей подруги М.В.Мелентьева еще 5 суток добиралась до расположения советских частей Карельского фронта. Летом 1943 г. она с группой разведчиков в очередной раз отправилась в тыл противника, в Сегозерский район. У д.Топорная Гора в результате предательства финнам удалось окружить подпольщиков. М.В.Мелен­тьева отстреливалась до последней возможности, а, попав в плен, не выдала военных секретов врагам, которые ее расстреляли.

16 июня 1943 г. ЦК Компартии и Президиум Верховного Совета Карело–Финской ССР сделали представление о награждении подпольщиц, в котором подчеркивалось: "... Мария Мелентьева и Анна Лисицына являются подлинными героинями советского народа". 25 сентября 1943 г. Президиум Верховного Совета СССР идал Указ о посмертном присвоении А.М.Лисицыной и М.В.Мелентьевой звания Героя Советского Союза.65

Конец сентября

При форсировании рек Десны и Днепра отличился гвардии капитан Н.Т.Омелин. Он родился в 1916 г. в д.Сельга Медвежьегорского района Карелии в семье крестьянина. После окончания начальной школы работал на лесозаготовках и сплаве. Был призван в РККА в 1937 г., окончил военное училище. Участвовал в советско–финлянд­ской войне 1939–1940 гг.

Начало Великой Отечественной войны Н.Т.Омелин встретил на советско–финляндской границе, где служил командиром стрелковой роты 7–й армии. Участвовал в боях на Суоярвском направлении и обороне Петрозаводска осенью 1941 г. В бою под д.Сулажгора получил первое ранение. После лечения, с октября 1941 г. — командир стрелкового батальона на Кестеньгском направлении Карельского фронта, затем на Северо–Западном фронте, на Курской дуге.

В 1943 г. гвардии капитан Н.Т.Омелин — командир батальона на Центральном фронте (позднее — 1–й Украинский фронт), который шел в авангарде своей дивизии. Во второй половине сентября подразделение Н.Омелина, форсировав Десну и Днепр, захватило плацдарм на правом берегу Днепра и удерживало его до тех пор, пока не переправились основные силы дивизии, уничтожив при отражении вражеских контратак около 800 гитлеровцев. За героизм и мужество при форсировании Десны и Днепра гвардии капитан Н.Т.Омелин Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 октября 1943 г. был удостоен звания Героя Советского Союза. Кроме того, он получил другие награды — орден Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды и медали. Позднее к ним прибавился американский орден Почетного легиона.66 

3 октября

При форсировании Днепра героически погиб И.А.Мешков. Он родился в 1910 г. в Курске. В 1931–1937 гг. проходил действительную и сверхсрочную службу на северо–западной границе СССР. Незадолго до начала Великой Отечественной войны окончил курсы младших командиров авиации и стал летчиком–истребителем. В июне 1941 г. был призван в ряды действующей армии и служил в авиачасти на Северном Кавказе. После тяжелого ранения, пройдя переподготовку, стал офицером пехотного стрелкового подразделения, участвовал в боях за Кавказ и на Курской дуге.

Осенью 1943 г. И.А.Мешков, являясь заместителем командира стрелкового батальона на Украинском фронте, участвовал в форсировании Днепра. В ходе боя он заменил погибшего командира батальона, и его воины, захватив важный стратегический плацдарм, уничтожили до 220 солдат и офицеров противника и удержали позиции до подхода подкрепления. И.А.Мешков был дважды ранен, но продолжал руководить боем. При взятии очередной линии вражеских укреплений 3 октября 1943 г. он погиб смертью храбрых. За героические действия при форсировании Днепра Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.67 

23 октября

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвоении майору Т.Н.Артемьеву звания Героя Советского Союза. Он родился в крестьянской семье в 1912 г. в д.Медвежья Гора Медвежьегорского района Карелии. Окончив семилетнюю школу в 1928 г., стал работать лесорубом. В 1931–1933 гг. учился в Петрозаводском педагогическом техникуме. В 1934 г. был призван в ряды РККА в составе 18–й стрелковой дивизии Ленинградского военного округа участвовал в советско–финляндской войне 1939–1940 гг.

В начале Великой Отечественной войны старший лейтенант Т.Н.Артемьев находился на штабных должностях частей Красной Армии в Белоруссии. С войсками 21–й армии он отходил до Волги, где участвовал в разгроме 300–тысячной немецкой армии. Осенью 1943 г. командир гвардейского полка Т.Н.Артемьев на 1–м Украинском фронте отличился при форсировании Днепра. Стремительным ударом его полк опрокинул сильную оборону противника на противоположном берегу реки и обеспечил переправу всей дивизии. Он руководил отражением многочисленных вражеских атак и, будучи ранен, закрепился на захваченном плацдарме. За проявленные в этих боях героизм и мужество Т.Н.Артемьеву было присвоено звание Героя Советского Союза. В конце 1944 г. он в звании подполковника стал командиром гвардейского стрелкового полка на 2–м Украинском фронте, который освобождал Украину, Польшу, Чехословакию. 7 апреля 1945 г. Т.Н.Артемьев погиб в боях под Веной.68

25–26 октября

В Беломорске прошла республиканская конференция молодых лесозаготовителей в честь 25–летия ВЛКСМ. Участники конференции обратились с призывом ко всем рабочим лесной отрасли Карелии развернуть движение за выработку 200 дневных норм за 145 рабочих дней осенне–зимнего лесозаготовительного сезона 1943/44 г. (с 1 октября 1943 г. по 1 апреля 1944 г.), для чего каждому рабочему следовало выполнять производственные задания ежедневно не менее чем на 137%. Партийно–советские организации в центре и на местах провели, по их данным, необходимую организационно–массовую работу, и уже в декабре 1943 г. в начавшееся соревнование включилось более 1500 чел., а количество комсомольско–молодежных бригад на лесозаготовках Карелии стало расти быстрыми темпами: на 1 октября 1943 г. — 35, на конец марта 1944 г. — 168, в осенне–зимний сезон 1944/45 г. — 386. Газета "Правда" 2 декабря 1943 г. в передовой статье "Клятва молодых патриотов" призвала коммунистов и комсомольцев сделать это движение массовым. В начале 1944 г. ЦК ВЛКСМ и Наркомат лесной промышленности СССР объявили соревнование лесозаготовительных комсомольско–молодежных бригад всесоюзным.

Бригадам, систематически выполнявшим дневные нормы выработки на 150% и более, присваивалось звание "фронтовых". Так, 21 февраля 1944 г. бюро ЦК ЛКСМ КФССР своим постановлением присвоило звание "фронтовых" 29 бригадам, в том числе — А.Тарасовой и М.Лангуевой (Коткозерский л/п Чупинского ЛПХ), Т.Махониной (Амбарный л/п Чупинского ЛПХ), М.Андреевой (Колежемский л/п Сумского ЛПХ). Всего за годы войны 121 комсомольско–молодежный коллектив удостоился звания "фронтовых" за самоотверженную работу в лесу. Общий объем лесозаготовок в 1943 г. по Карелии превысил объем 1942 г. почти в два раза, а в 1944 г. возрос еще более чем вдвое.69 

5 ноября

Указом Президиума Верховного Совета СССР были награждены орденами и медалями 618 лучших работников Кировской железной дороги, четверо из них удостоились звания Героя Социалистического Труда — машинист И.П.Першукевич, диспетчер Е.И.Меккелев, стрелочница А.П.Жаркова и начальник дороги П.Н.Гарцуев.

Немецко–финское командование, учитывая стратегическую роль Кировской дороги, всеми силами пыталось захватить ее и тем самым отрезать от страны Карелию и Кольский полуостров с незамерзающим Мурманским портом. "Фюрер неизменно настаивает на том, что конечной целью операции должен быть выход на Мурманскую дорогу. Обороняющие эту дорогу силы должны быть уничтожены, а Мурманск взят", — писал в сентябре 1941 г. немецкий фельдмаршал Кейтель финскому фельдмаршалу Маннергейму. Но вражеским войскам удалось захватить лишь участок дороги от Лодейного Поля до ст.Масельгской. Впоследствии бывший немецкий генерал Дитмар писал, что "финны перерезали дорогу на юге, однако военные материалы шли по ней непрерывным потоком". По его словам, "после того как стало ясно, что война принимает затяжной характер, значение Мурманской дороги неизмеримо выросло..."

В чрезвычайно сложных условиях железнодорожники прифронтовой магистрали обеспечивали выполнение ответственных задач: эвакуационные перевозки, доставка стране импортных грузов из Мурманска, снабжение всем необходимым Карельского фронта и Северного военно–морского флота. Дорога на 1000–километровом участке проходила вдоль линии Карельского фронта на удалении менее чем 50 км от переднего края и постоянно с воздуха и суши подвергалась бомбежкам и обстрелам со стороны противника, пытавшегося парализовать ее работу. За 4 года только вражеская авиация совершила около 2500 налетов на магистраль, сбросив более 140 тыс. авиабомб. Тем не менее благодаря самоотверженным действиям железнодорожников движение поездов не прекращалось, они перевозили многие миллионы тонн грузов, что имело большое стратегическое значение для всего хода войны.70 

6–8 ноября

В боях за крупный железнодорожный узел Фастов,юго–западнее Киева, отличился А.И.Фофанов. Он родился в 1915 г. в д.Климовская Пудожского района Карелии в семье крестьянина, известного в крае сказителя И.Т.Фофанова. Окончив семилетнюю школу, работал на сплаве. В 1934–1936 гг. учился в Петрозаводском кооперативном техникуме, затем работал счетоводом в колхозе, в райпотребсоюзе. Был призван в РККА в 1937 г. в танковые войска. Участвовал в советско–финляндской войне 1939–1940 гг. в качестве командира танкового взвода.

В первых сражениях Великой Отечественной войны лейтенант А.Фофанов проявил себя как мастер танкового боя. В оборонительном сражении за украинский город Красноград его взвод уничтожил 9 орудий, несколько сот гитлеровцев. За этот бой лейтенант Фофанов получил первую боевую награду — орден Красного Знамени. Участвовал в обороне Москвы и зимнем наступлении советских войск в Подмосковье в качестве командира роты, в звании старшего лейтенанта. После тяжелого ранения под Ржевом осенью 1942 г. провел долгие месяцы в госпитале.

В 1943 г. А.Фофанов вновь воевал на земле Украины. В составе танковой бригады 1–го Украинского фронта он форсировал Днепр, освобождал Киев. 6 ноября его танкисты в числе первых вступили в Киев, а на следующий день освободили г.Фастов. Рота Фофанова нанесла противнику большой урон, уничтожив 50 орудий и минометов, 14 пулеметов, 3 обоза с боеприпасами, истребив до 800 гитлеровцев. Стремясь вернуть Фастов, немцы подтянули к городу свежие танковые и пехотные соединения. 8 ноября на окраинах Фастова вновь разгорелись жаркие бои. На участке, обороняемом ротой А.Фофанова, на 15 советских танков двинулось 40 фашистских машин. Три ожесточенные атаки отбили советские танкисты. При этом были подбиты 28 немецких танков и 10 бронетранспортеров, уничтожены сотни гитлеровцев. Бои за Фастов вошли в летопись Отечественной войны как образец умелой организации и высокого воинского мастерства советских бойцов. Наиболее отличившимся в боях за Фастов воинам–танкистам Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза. В их числе — старший лейтенант А.И.Фофанов, с повышением воинского звания. Далее его боевой путь проходил через Сандомирский плацдарм и Вислу до Берлина и Праги. День Победы капитан А.И.Фофанов встретил в госпитале, где лечился после пятого по счету ранения.71 

15 декабря

В г.Горьком делегация Карело–Финской ССР в составе директора Республиканской станции переливания крови М.Д.Иссерсона и представителя от доноров П.И.Мищенко приняла от завода и передала одному из подразделений советской военной авиации боевой самолет, построенный на средства доноров и медицинских работников республики. Делегация выехала в г.Горький 9 декабря и прибыла туда 13 декабря, посетила авиазавод, на котором был построен самолет. Далее, по словам П.И.Мищенко, все происходило таким образом: "... Передача истребителя состоялась на аэродроме 15 декабря в 14 часов при ясной ветреной погоде и морозе градусов до 10. На истребителе с двух сторон красными буквами написано "Карело–Финский донор". Произведены фотоснимки: на аэродроме во время подготовки к взлету истребителя и внутри завода во время митинга. О митинге на заводе помещена заметка в областной газете. На имя летчика, которому будет вручено управление самолетом, передано обращение за подписью делегатов..."72 

Не ранее 31 декабря

Финское Военное Управление Восточной Карелии подготовило отчет за 1943 г., в котором нашли отражение основные направления его деятельности и состояние дел на оккупированной территории. Как сказано в отчете, по приказу фельдмаршала Маннергейма ВУВК полностью перебазировалось с 15 марта 1943 г. из г.Йоэнсуу (Финляндия) в г.Петрозаводск, что позволило добиться экономии штатов и улучшения структуры управленческих подразделений.

Полицейское управление с 1 апреля 1943 г. для оказания помощи местной администрации стало назначать деревенских старост, в задачу которых входило: надзор за населением, информация населения о проводимых мероприятиях, организация и осуществление необходимых работ. Проведенный в течение года обмен разрешений на проживание местным жителям сопровождался взятием у них отпечатков пальцев. Разрешения на поездку из Финляндии в Восточную Карелию получили 1350 чел., а наоборот — 3539 чел. Районные и местные начальники таким же образом контролировали передвижение граждан в границах своих территорий.

Бюро учета населения к концу 1943 г. зафиксировало численность населения на территории ВУВК 83385 чел., из которых 68468 чел. жили на свободе, 201 чел. — в концлагерях, 14716 чел. — в переселенческих лагерях. По военным причинам и в целях обеспечения производства рабочей силой производились некоторые перемещения населения: ранней весной из деревень на востоке Заонежья эвакуировалось в другие места того же района и частично Кондопожского района 1730 чел.; в мае–июне из Заонежья в другие районы переселилось 1800 чел.; в сентябре из с.Паданы, вследствие возникшего из–за размещения там войск недостатка жилья, в Поросозерский район перевели около 100 чел.; в ноябре из д.Ламбасручей Заонежского района в переселенческие лагеря г.Петрозаводска были перевезены 200 чел. русской национальности.

По представлению ВУВК, утвержденному главнокомандующим Вооруженными силами Финляндии 12 ноября 1943 г., большинство концентрационных лагерей стали называться переселенческими, "что более соответствовало их подлинному назначению". Концентрационными продолжали называться лагеря в Колвасозере и Киндасове: в первом содержались "неблагонадежные представители родственных финнам народов" (82 чел.), а во втором — "неблагонадежные или склонные к совершению правонарушений представители других национальностей" (88 чел.).

В просветительской деятельности оккупационой администрации отмечалось проведение многочисленных праздничных мероприятий: "Дни "Калевалы", Матери, Финского флага, день рождения фельдмаршала Маннергейма, праздники урожая и освобождения деревень, а также празднование Дня независимости". На проводившихся часто собраниях жителям объявлялись новые распоряжения Военного Управления, "разъяснялась современная обстановка и велась борьба против слухов". Под руководством офицеров просветительского отдела создавались различные учебные группы и кружки для молодежи. В Петрозаводске работало народное училище, в котором занималось более 200 учащихся. К концу года имелось 17 хоров, в них насчитывалось 350 чел.

В хозяйственной деятельности на первый план ставилась работа по использованию и разделу земли. В течение года было создано 3879 новых единоличных хозяйств и роздано 6496 га земли. К концу года количество хозяйств достигло 11442, в их распоряжении имелось 14514 га земли, 11200 голов крупного рогатого скота, 3408 лошадей, 578 свиней, 6875 овец, 939 коз, 18160 кур.73

1944 год

 Январь–февраль

В январе 1944 г. советские войска Волховского и Ленинградского фронтов разбили немецкую группу армий "Север", 900 дней державшую в блокаде Ленинград. Эти события имели большое влияние на ход боевых действий в Карелии и Заполярье. По воспоминаниям командующего Волховским фронтом К.А.Мерецкова, в середине февраля его срочно вызвали в Ставку ВГК. Причина вызова оказалась неожиданной: Волховский фронт ликвидировался, его войска передавались Ленинградскому фронту, а К.А.Мерецков назначался командующим Карельским фронтом. Пожелав отправиться воевать на Западное направление, К.А.Мерецков, по его словам, получил примерно следующий ответ И.В.Сталина: "Вы хорошо знаете и Северное направление. К тому же приобрели опыт ведения наступательных операций в сложных условиях лесисто–болотистой местности. Вам и карты в руки, тем более что еще в 1939–1940 гг., во время советско–финляндской войны, вы командовали армией на Выборгском направлении и прорвали линию Маннергейма. Назначать же на Карельский фронт другого человека, совсем не знающего особенностей этого театра военных действий и не имеющего опыта ведения боев в условиях Карелии и Заполярья, в настоящее время нецелесообразно, так как это связано с затяжкой организации разгрома врага..."

Тогда же Ставка ВГК сформулировала в общих чертах поставленную перед Карельским фронтом задачу: за летне–осеннюю кампанию 1944 г. освободить оккупированные районы Карелии и Кольского полуострова. Далее из воспоминаний К.А.Мерецкова следует: "... Так как Карельский фронт длительное время стоял в обороне и в связи с этим его войска и командиры не имеют опыта крупных наступательных операций, то наряду со сменой командования Ставка решила перебросить в Карелию еще и Управление Волховского фронта. Приход новых и опытных сил должен был активизировать боевые действия. Командующему же надлежало как можно скорее разобраться в обстановке, изучить наступательные возможности фронта и к концу февраля представить свои соображения по разгрому немецко–финских войск".

Закончив дела в Генеральном штабе, К.А.Мерецков отбыл в г.Беломорск, где находился тогда штаб Карельского фронта. Через несколько дней туда же прибыло Управление Волховского фронта. На его основе было сформировано Управление Карельского фронта, которое в конце февраля приступило к работе. Характер этой работы теперь существенно менялся, так как фронт от обороны должен был перейти к наступлению.74 

22 февраля

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвоении звания Героя Советского Союза гвардии капитану А.Р.Машакову. Он родился в 1914 г. в д.Тамбичозеро Пудожского района Карелии. После переезда семьи в г.Мончегорск Мурманской области работал на строительстве Нивской ГЭС. Был призван в армию в 1936 г. и направлен в пехотное училище. Участвовал в советско–финляндской войне 1939–1940 гг.

Начало Великой Отечественной войны А.Р.Машаков встретил на Ребольском направлении командиром взвода. После тяжелого ранения и лечения в госпитале осенью 1941 г. был назначен командиром стрелковой роты 49–й армии Западного фронта. Участвовал в разгроме немецких войск в сражении под Москвой. Пройдя переподготовку на офицерских курсах "Выстрел", получил назначение во вновь формировавшиеся воздушно–десантные войска. В 1943 г. — капитан, командир роты автоматчиков. В составе войск Воронежского и 1–го Украинского фронтов участвовал в Курской битве и форсировании Днепра.

Осенью 1943 г. советские войска подошли к Днепру. Авангардные подразделения начали форсирование реки. Капитан А.Машаков получил задание захватить остров Сычев, на котором укрепились гитлеровцы. В темную октябрьскую ночь десять автоматчиков во главе с А.Р.Машаковым на подручных средствах переплыли главное русло реки, высадились на острове и забросали гранатами укрепления врага. Внезапность и стремительность удара заставили противника в панике оставить свои позиции, но утром 2 октября он предпринял яростные попытки вернуть остров. Под прикрытием шквального артогня был высажен десант, в десять раз превышавший численность советских автоматчиков. После двух безуспешных атак противник повторил артналет и новые атаки еще большими силами. Поредевшая группа А.Машакова дралась до последнего патрона 15 часов. Когда кончились боеприпасы, капитан отдал приказ об отходе, а сам, прикрывая своих товарищей, последним спустился в днепровские воды, но был настигнут вражеской пулей. Десантная группа капитана А.Ма­шакова помогла выявить огневые точки противника и уничтожить их к началу массового форсирования Днепра. За образцовое выполнение боевых заданий командования при форсировании Днепра и проявленные в этих боях отвагу и геройство А.Р.Машакову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.75 

19 марта

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвоении А.П.Дорофееву звания Героя Советского Союза. Он родился в 1895 г. в д.Медвежья Гора ныне Медвежьегорского района Карелии. В 1905 г. вместе с семьей переехал в Петербург, где, окончив училище, стал работать лесорубом и сортировщиком леса. В годы Первой мировой войны служил рядовым, а затем прапорщиком Волынского стрелкового полка. Был награжден тремя Георгиевскими крестами. Участвовал в Февральской и Октябрьской революциях в Петрограде. С 1918 г. служил на разных командных должностях в частях Красной Армии.

Начало Великой Отечественной войны капитан А.П.Дорофеев встретил в пограничном районе близ Шепетовки на Украине и проявил себя умелым опытным командиром. Осенью 1941 г. в звании полковника командовал стрелковой дивизией, которая участвовала в обороне Донбасса, Ростова–на–Дону, Северного Кавказа, а впоследствии освобождала города Украины и Молдавии и завершила свой боевой путь в Берлине.

В годы войны А.П.Дорофеев был отмечен двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Кутузова II степени и Отечественной войны I степени, а также несколькими медалями. За личную отвагу и умелое руководство боевыми действиями при форсировании Днепра и овладении г.Херсоном 13 марта 1944 г. генерал–майору А.П.Дорофееву было присвоено звание Героя Советского Союза.76

22 марта

Вражеская авиация сделала очередной налет на д.Песчаное колхоза "Третий решающий год пятилетки" Пудожского района. Результаты налета: убито и ранено 20 колхозников без учета жертв воинских частей; разрушены магазин, маслозавод, 18 домов полностью и 13 домов частично; в 27 домах выбиты все окна, в том числе в сельсовете, школе, детсаде и медпункте.77 

Март

При форсировании Днестра и в боях по захвату и удержанию плацдарма на его противоположном берегу отличился И.П.Торнев. Он родился в 1916 г. в д.Намоево Прионежского района Карелии в крестьянской семье. В юности работал землепашцем, трактористом в Паданском леспромхозе. Действительную военную службу проходил в 1938–1940 гг. в инженерно–саперных войсках ЛВО, сержантом участвовал в советско–финляндской войне 1939–1940 гг. Накануне Великой Отечественной войны работал слесарем Петрозаводского автопарка. Вторично был призван в армию 24 июня 1941 г. Сражался на Суоярвском и Петрозаводском направлениях Карельского фронта, был ранен под Сулажгорой. После лечения в госпитале И.Торнев воевал на Северо–Западном, Западном и 2–м Украинском фронтах.

В 1944 г. в звании старшины И.П.Торнев служил в моторизованной бригаде 6–й танковой армии 2–го Украинского фронта, являясь командиром отделения. В марте участвовал в освобождении районного центра Могилева–Подольского Винницкой области, расположенного на левом берегу Днестра. На подступах к городу, у с.Сербы, батальон встретил упорное сопротивление гитлеровцев. Каждый окоп, каждый дом приходилось брать штурмом. Вслед за танками отделение Торнева ворвалось в центр села, где, оказавшись в гуще врагов, старшина уничтожил 10 гитлеровцев. Утром 20 марта началось форсирование Днестра. После артподготовки И.Торнев первым на плоту достиг вражеского берега и прикрыл автоматным огнем плывущих следом товарищей. Заняв выгодную позицию, отделение И.Торнева обеспечило успешное форсирование Днестра другим частям, отбив за время переправы несколько вражеских контратак. За успешные действия в этом бою Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1944 г. старшине И.П.Торневу было присвоено звание Героя Советского Союза. Осенью в ходе боев 2–го Украинского фронта по освобождению Румынии старшина И.П.Торнев попал в госпиталь, где в январе 1945 г. скончался.78 

10 апреля

Президиум Верховного Совета Карело–Финской СССР принял Указ о награждении особо отличившихся работников лесной промышленности — лесорубов, возчиков и инженерно–технических работников Кандалакшского леспромхоза. Согласно Указу, "за образцовую стахановскую работу по заготовке и вывозке древесины" награждались Почетными грамотами Верховного Совета КФССР 23 лесозаготовителя. Это был один из многих указов о поощрении работников "главной отрасли" республики, в труднейших условиях выполнявших важные государственные задания.79 

13 мая

Правительства Советского Союза, Великобритании и США сделали заявление к сателлитам гитлеровской Германии — Венгрии, Румынии, Болгарии и Финляндии. В заявлении подчеркивалось, что народы названных стран страдают в результате "гибельной политики своих руководителей" и что необходимо, "чтобы эти народы осознали следующее:

1. Сателлиты оси — Венгрия, Румыния, Болгария и Финляндия, несмотря на то что они осознают неизбежность решительного поражения нацистов и несмотря на их стремление выйти из войны, своей нынешней политикой и позицией существенно укрепляют силу германской военной машины.

2. Эти государства все еще могут путем выхода из войны и прекращения своего пагубного сотрудничества с Германией и путем сопротивления нацистским силам всеми возможными средствами сократить срок европейской борьбы, уменьшить свои собственные жертвы, которые они понесут в конечном счете, и содействовать победе союзников.

3. В то время как эти государства не могут избежать своей ответственности за то, что они участвовали в войне на стороне нацистской Германии, чем дольше они будут продолжать участвовать в войне в сотрудничестве с Германией, тем более гибельными будут для них последствия и тем более суровыми будут условия, которые им будут предписаны.

4. Эти государства должны поэтому решить сейчас, намерены ли они упорствовать в их нынешней безнадежной и гибельной политике препятствования неизбежной победе союзников, хотя для них еще есть время внести вклад в эту победу."80 

3 июня

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвоении  звания Героя Советского Союза ст. лейтенанту Ф.А.Шельшакову. Он родился в 1918 г. в д.Сорочье Поле Пудожского района Карелии. Был призван в армию в 1938 г., служил в стрелковых частях на западной границе.

В начале Великой Отечественной войны Ф.Шельшаков участвовал в боях за украинский город Белая Церковь. Здесь он был тяжело ранен, лечился в госпитале. Затем участвовал в сражении под Москвой. За отличия в боях под Ельней, Тулой, Малоярославцем был награжден орденом Красной Звезды и двумя медалями "За отвагу". После учебы на курсах младших лейтенантов стал офицером–минометчи­ком. Летом 1943 г. старший лейтенант Ф.Шельшаков стал командиром минометной роты на 1–м Украинском фронте.

Во второй половине сентября 1943 г. полк, где служил Ф.Шель­шаков, получил задание форсировать Днепр в районе г.Канева. Командование поручило Ф.Шельшакову возглавить группу захвата, первой пересечь Днепр, закрепиться на правом берегу и обеспечить переправу основных сил полка. Отобранные 40 воинов–добровольцев на рассвете 25 сентября на трех баркасах направились к занятому врагом западному берегу реки. Их встретил плотный вражеский огонь, два баркаса разнесло прямым попаданием снарядов, многие бойцы погибли. На правом берегу реки удалось высадиться только 12 воинам во главе с Ф.Шельшаковым. Они овладели небольшим плацдармом и укрепились на высоте Тарасова горка. Гитлеровцы предприняли ряд атак с целью отбить Тарасову горку и обрушили на нее шквал огня. Ф.Шельшаков умело руководил боем. Его группа открыла по атакующим врагам ответный огонь из станкового пулемета, автоматов и минометов, уничтожила 6 огневых точек и много живой силы противника. Так продолжалось более трех суток. К 28 сентября в группе десантников осталось только четыре воина, все они были ранены, но продолжали стойко удерживать высоту. Это дало возможность успешно форсировать Днепр всему полку. За подвиг на Днепре ст. лейтенанту Ф.А.Шельшакову было присвоено звание Героя Советского Союза.81 

12 июня

Финское Военное Управление Восточной Карелии отправило местным оккупационным органам власти (в Олонец, Прионежье, Ведлозеро, Пряжу и др.) телефонограммы о том, что предыдущие указания (последнее — от 7 июня 1944 г.), разрешавшие пребывание на оккупированной территории детей коренных финнов, отменяются, и что командир ВУВК "приказывает немедленно отправить детей в Финляндию". Данная мера предосторожности была принята финнами после того, как советские войска начали Выборгско–Петрозаводскую наступательную операцию. На ее первой стадии 10 июня 1944 г. соединения Ленинградского фронта под командованием генерала армии Л.А.Говорова перешли в наступление на Карельском перешейке и, прорвав в ходе 10–дневных боев мощную оборону противника, 20 июня овладели Выборгом.82 

21 июня

Войска Карельского фронта начали Свирско–Петрозаводскую наступательную операцию, имея целью разгромить группировку финских войск между Онежским и Ладожским озерами и освободить Южную Карелию. Главный удар наносился 7–й армией (командующий генерал–лейтенант А.Н.Куртиков) из района Лодейного Поля вдоль Ладожского озера в направлении на Олонец—Питкяранта—Сортавала с выходом на государственную границу. Кроме того, частями 7–й армии ставилась задача одновременно наступать вдоль западного побережья Онежского озера в северном направлении на Петрозаводск. Войска 32–й армии (командующий генерал–лейтенант Ф.Д.Гореленко) должны были наступать из района северо–восточнее Медвежьегорска в направлении Суоярви, а частью сил — на Петрозаводск. Остальные войска Карельского фронта (14, 19, 26–я армии) находились в готовности к переходу в наступление в случае переброски вражеских сил из Северной в Южную Карелию. В наступлении участвовали Онежская и Ладожская военные флотилии, 7–я воздушная армия и 19 партизанских отрядов.

Наступление началось форсированием р.Свирь. С утра 21 июня была проведена мощная артиллерийско–авиационная подготовка. Затем группа из 16 молодых бойцов–добровольцев стала преодолевать реку шириной 400 м. Когда противник открыл по переправлявшимся огонь, нашим наблюдателям удалось уточнить систему вражеских боевых точек, и по ним была открыта прицельная стрельба. Все 16 гвардейцев добрались до противоположного берега и закрепились на нем, способствуя успешному форсированию реки главными силами. За этот самоотверженный подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР советские воины А.М.Алиев, А.Ф.Барышев, С.Бекбосу­нов, В.П.Елютин, И.С.Зажигин, В.А.Малышев, В.А.Маркелов, И.Д.Мо­розов, И.П.Мытарев, В.И.Немчиков, П.П.Павлов, И.К.Пань­ков, М.Р.Попов, М.И.Тихонов, Б.Н.Юносов и Н.М.Чухреев были удостоены звания Героя Советского Союза. В итоге первого дня подразделения 7–й армии успешно форсировали р.Свирь и прорвали главную оборонительную полосу противника.

В это же время части 32–й армии перешли к активным боевым действиям севернее Онежского озера. К концу дня 21 июня они заняли Повенец, а 23 июня, несмотря на сильное сопротивление противника, — Медвежьегорск. После освобождения Медвежьегор­ска, как и намечалось планом операции, советские войска повели наступление на запад, в направлении Чебино—Мяндусельга—Поросозеро. А 1070–й стрелковый полк 313–й дивизии — на юг, в направлении Кондопога—Петрозаводск. 28 июня этот полк после 4–часового боя овладел Кондопогой.

На главном направлении, в районе р.Свирь, части 7–й армии развертывали успешные боевые действия. После форсирования реки на всем протяжении они, прорвав сильно укрепленную оборону противника, продвинулись вперед на 20–30 км, освободив более 200 населенных пунктов. В честь одержанной победы наиболее отличившимся подразделениям было присвоено наименование "Свирских". Большую помощь частям 7–й армии оказывали Ладожская и Онежская военные флотилии. 23 июня в тылу финской обороны, у Тулоксы, они высадили группу десантников, которые перерезали шоссейную и железную дороги вдоль берега Ладожского озера и вынудили отступившие с фронта вражеские войска бросать технику и отходить по проселочным дорогам. С помощью десанта части 7–й армии овладели Олонецким укрепленным районом и после ожесточенных боев 25 июня заняли Олонец.

Продвижение советских войск на всех направлениях создало угрозу окружения южной группировки противника и заставило его начать поспешный отход из района Петрозаводска, к которому вдоль берега Онежского озера после форсирования р.Свирь продвигалась с боями 368–я стрелковая дивизия, взаимодействовавшая с Онежской военной флотилией. 26 июня в тылу врага, у Шелтозера, с бронекатеров был высажен десант, который заставил финнов покинуть с.Шелтозеро. 28 июня группа десантников высадилась в районе Уйской губы, они освободили с.Деревянное. В тот же день десантники заняли г.Петрозаводск.

На первом этапе наступления (с 21 по 30 июня) войска Карельского фронта освободили более 800 населенных пунктов Ленинградской области и Карелии, полностью очистили от врага Кировскую железную дорогу и Беломорско–Балтийский канал. Противник понес значительные потери в живой силе (до 22 тыс. убитых солдат и офицеров) и технике. Но основным силам финнов удалось отойти на новые рубежи обороны. К.А.Мерецков вспоминал: "Чем ближе к финляндской границе, тем упорнее становилось сопротивление финнов. Мосты разрушались. Дороги заваливались баррикадами из спиленных многолетних деревьев. Минировался чуть ли не каждый квадратный метр оставляемой территории. Например, на дорогах от Лодейного Поля до Олонца наши саперы обнаружили и обезвредили 40 тыс. мин. Мы натыкались и на оборонительные рубежи, подготовленные еще за год до этого: на один километр фронта приходилось до 12 дотов и дзотов". Тем не менее войска Карельского фронта продолжали движение вперед. В первой половине июля после упорных боев были освобождены Салми, Питкяранта, Суоярви, Поросозеро. 21 июля 176–я стрелковая дивизия 32–й армии вышла к государственной границе. К 9 августа 1944 г. советские войска достигли линии Кудамгуба—Куолисмаа—Питкяранта, завершив в основном Свирско–Петрозаводскую наступательную операцию.83 

28–30 июня

Десантники Онежской военной флотилии при содействии частей 32–й армии, наступавших вдоль Кировской железной дороги с севера, и частей 7–й армии, двигавшихся по западному побережью Онежского озера с юга, в 11 час. 30 мин. заняли г.Петрозаводск, находившийся в руках финнов с 1 октября 1941 г. Лейтенант Н.Д.Капустин, командир катера, вошедшего в Петрозаводскую губу первым, вспоминал об этом событии: "Мы видели горящие дома, пристань и другие сооружения... Улицы города хорошо просматривались, они были безлюдны. И вдруг мы увидели множество людей, которые бежали в сторону порта, к горящему пирсу. После некоторых колебаний мы решили, что это жители города бегут нам навстречу". Когда катера подошли к горящему пирсу, по словам Н.Д.Капустина, там началось такое, что "описать невозможно. Мы попали в объятия истосковавшихся в неволе советских людей. Нас целовали, обнимали, дарили цветы. Стоявшие у пирса катера засыпаны живыми цветами. Каждый стремился хотя бы дотронуться до нас и убедиться, что все это не сон... Ко мне подошла пожилая женщина Анна Севастьяновна Рогозкина, со слезами счастья на глазах расцеловала меня и передала Красное знамя, которое она хранила с риском для жизни все время оккупации, веря, что придет час освобождения".

Вскоре к причалу подошли другие корабли флотилии, и на берег высадились десантники 31–го отдельного батальона морской пехоты. Командир этого батальона капитан И.С.Молчанов приказом командующего флотилией Н.В.Антонова был назначен военным комендантом города. 28 июня штаб Карельского фронта отправил Верховному Главнокомандующему И.В.Сталину боевое донесение об освобождении Петрозаводска.Утром 29 июня в город вошли передовые части 368–й и 313–й стрелковых дивизий, наступавшие с юга и севера. В тот же день, 29 июня, Москва салютовала советским воинам, освободившим Петрозаводск, 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий. В честь одержанной победы наиболее отличившиеся соединения и части  получили  почетное право называться "Петрозаводскими": 313–я стрелковая дивизия, 31–й отдельный батальон морской пехоты, дивизион минных катеров, дивизион канонерских лодок и дивизион бронекатеров Онежской военной флотилии. 30 июня на центральной площади Петрозаводска состоялся общегородской массовый митинг населения. На митинге выступили начальник политотдела Онежской флотилии Д.П.Лощаков, начальник политотдела 368–й стрелковой дивизии М.Н.Вечер, секретарь ЦК КП(б) Компартии  республики Г.Н.Куприянов и другие.84 

30 июня

В результате успешного наступления советских войск на Карельском фронте и начавшегося освобождения от оккупации территории Карело–Финской ССР возобновил деятельность исполком Прионежского райсовета. Затем стали действовать Ведлозерский и Шелтозерский (7 июля), Петрозаводский горисполком (8 июля), Петровский райисполком (11 июля), Заонежский (16 июля), Сегежский (17 июля), Кондопожский (18 июля), Олонецкий (23 июля), Пряжинский (29 июля), Питкярантский (9 августа), Суоярвский (август), Сортавальский горисполком (16 октября), Ребольский райисполком (23 декабря), Сортавальский (31 декабря), Куркиёкский (7 февраля 1945 г.).85 

1 июля

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвоении звания Героя Советского Союза А.Е.Румянцеву. Он родился в 1921 г. в д.Заполярье Ореховского района Костромской области в крестьянской семье. Окончил на родине семилетнюю школу. В 1938 г. начал трудовую деятельность на строительстве целлюлозно–бумажного комбината в п.Сегежа Карельской АССР. В дальнейшем стал рабочим ЦБК, варщиком целлюлозы. В марте 1941 г. был призван в РККА, направлен на западную границу в зенитно–артиллерийскую часть.

В первый год Великой Отечественной войны А.Румянцев в составе своей части отходил от Днепра до подступов к Ленинграду. В конце 1942 г. зенитчики, переброшенные по ледовой "Дороге жизни" в состав 2–й ударной армии, участвовали в прорыве блокады Ленинграда. А.Е.Румянцев к этому времени в звании сержанта командовал отделением. Спустя год, уже будучи старшим сержантом, отличился в боях за полное освобождение Ленинграда и области от вражеской блокады.

В феврале 1944 г. советские передовые части вышли к р.Нарва. Батальон лыжников и два взвода зенитчиков с ходу форсировали реку и захватили плацдарм на ее западном берегу. Гитлеровцы предприняли серию контратак на участок, где закрепились зенитчики, вышел из строя командир взвода, его заменил старший сержант А.Румянцев. Взвод под его командованием в течение трех суток отбил 8 вражеских контратак, уничтожил и рассеял до батальона пехоты противника. А.Е.Румянцев умело управлял боем и одновременно вел огонь из счетверенной зенитной установки. После боя перед позициями зенитчиков насчитали около 200 вражеских трупов. За мужество и отвагу сержанту Румянцеву А.Е. было присвоено звание Героя Советского Союза. Тяжело раненый и контуженный в бою на плацдарме, А.Румянцев долго лечился. Вернувшись в свою часть, продолжал воевать, закончил войну под Штеттином, на Балтийском побережье, командиром зенитного взвода.86 

2 июля

Партизанские отряды, участвуя в наступательной операции советских войск Карельского фронта, освободили ряд населенных пунктов республики. В этот день отряд "Красное Знамя" вошел в с.Паданы, а отряд "Мстители" — в д.Сельга Медвежьегорского района, о чем поступили сведения в штаб партизанского движения КФССР. Командир отряда "Красное Знамя" А.В.Парамонов: "Среди местного населения проведен митинг. В результате проведенного учета в с.Паданы осталось: местного населения 348 чел., в том числе мужчин — 49, женщин — 155, детей — 144; скота: лошадей — 23, коров — 134. Имеются посевы." Командир отряда "Мстители" Н.П.Шестаков: "Среди местного населения проведено 2 митинга, охвачено 250 чел. В деревнях Сельга и Топорная Гора осталось 610 чел., в том числе мужчин от 16 и старше — 12 чел., женщин —298, мальчиков до 16 лет — 154, девочек до 16 лет — 146; скота: лошадей — 50, коров — 217". По сообщениям обоих командиров, местное население встретило партизан очень радушно и ждет прихода частей Красной Армии, 29 жителей вступили в партизанские отряды.87 

4 июля

В г.Киев прибыл эшелон с древесиной общим объемом 655 кубометров, направленный лесорубами Маленгского, Вирандозерского механизированных лесопунктов и Колежемского леспромхоза на восстановление города. По словам директора Сумского леспромхоза Савинова, отвечавшего за доставку груза: "Эшелон был сформирован и направлен со ст.Нюхча 6 июня 1944 г. в 17 часов и доставлен по месту его разгрузки, ст.Киев–товарная, 4 июля 1944 г. в 3 часа 00 минут. По прибытию в г.Киев с эшелоном мной лично было доложено заместителю Председателя Совнаркома Украинской ССР Корнийцу Л.Р., который, отблагодарив за подарок, дал указание передать лесоматериал через городской Совет управлению восстановления главной улицы г.Киева — Крещатика".88 

7 июля

Совет Народных Комиссаров и бюро ЦК Компартии республики приняли постановление о переезде правительства Карело–Финской ССР из Беломорска, где оно находилось во временной эвакуации, в освобожденный от оккупации Петрозаводск. В соответствии с данным постановлением переезд республиканских учреждений начинался 15 июля. Для этого были приняты специальные меры, выделены вагоны и железнодорожные составы, утвержден график маршрутов. В частности, управление Кировской железной дороги обязывалось выделить "специальную вертушку" в составе двух классных вагонов, 30 крытых и 10 платформ; специальный маршрут Сорокская—Медвежье­горск в составе 5 классных вагонов и 5 теплушек пропускать до ст.Петрозаводск, пополнив его на 26 крытых вагонов и 7 платформ. Таким образом, в июле 1944 г. Петрозаводск вновь стал столицей Карелии.89 

7 июля

Президиум Верховного Совета Карело–Финской ССР принял Указ, в соответствии с которым село Олонец было преобразовано в город районного подчинения.90 

14–16 июля

14 июля первый советский поезд прибыл в г.Петрозаводск с севера, а через 2 дня, 16 июля, открылось сквозное движение поездов по Кировской магистрали от Ленинграда до Мурманска. Военные железнодорожники, бойцы спецформирований, местные жители смогли за 37 дней восстановить основные сооружения дороги на освобожденной территории: 540 км пути, 3660 погонных метров искусственных сооружений, 13 пунктов водоснабжения, 4100 проводокилометров связи, 15 промышленно–гражданских объектов. Все работы выполнялись скоростными темпами: в сутки вводилось в строй 14 км пути и 96 погонных метров искусственных сооружений, в местных мастерских изготавливалось необходимое количество деталей (поковок, скреплений и т.п.). На самые трудные дела — восстановление мостов через реки Суна и Шуя — ежедневно выходило 250–300 чел. местного населения. С первого дня освобождения г.Петрозавод­ска на восстановлении станционных путей и моста через р.Неглинку трудилось более 900 чел. В результате сквозное движение поездов Ленинград—Мурманск открылось на 2 дня раньше намеченной даты, что на 556 км сократило путь грузов по данному маршруту в сравнении с тем, когда эти грузы транспортировались через Вологду.91 

21 июля

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвоении Ф.М.Крылову звания Героя Советского Союза. Он родился в 1915 г. в д.Чернышево  Касимовского  района  Рязанской  области. Окончил 7–летнюю школу, работал наборщиком в типографии районной газеты. Был призван в армию в 1936 г., служил в частях Петрозаводского гарнизона. После военной службы остался жить в Петрозаводске, работал в издательстве. Снова был призван в армию в начале Великой Отечественной войны и направлен в войска 7–й армии Карельского фронта.

Форсирование Свири 20 июня 1944 г. явилось началом Свирско–Петрозаводской наступательной операции советских войск. Старшина Ф.М.Крылов при форсировании реки и создании плацдарма на ее северном берегу был впереди воинов и подавал пример мужества и отваги. Продвижению роты на северном берегу мешал вражеский дот, откуда велся огонь из станкового пулемета. Ф.Крылов пополз к доту и двумя гранатами, брошенными в амбразуру, заставил его замолчать. Затем он первым ворвался в прибрежную траншею и увлек остальных воинов вперед.

Особенно тяжелым оказался бой при форсировании р.Видлица у д.Тюккола Олонецкого района 30 июля 1944 г. Сильный артиллерийско–минометный огонь противника вызвал замешательство среди воинов. В этот критический момент Ф.Крылов с возгласом: "Вперед! За мной!" бросился в реку, добрался до противоположного берега и вместе с другими бойцами устремился к лощине. Он принял командование взводом, который закрепился на занятом плацдарме и в течение суток успешно отражал вражеские контратаки. Несмотря на полученные в бою раны, командир оставался в строю. За героизм и мужество, проявленные в этих боях, старшине Ф.М.Крылову было присвоено звание Героя Советского Союза.92 

27 июля

Наркомат внутренних дел и штаб истребительных батальонов КФССР направил райотделам НКВД республики директиву, в которой в связи с освобождением ряда районов от противника было предложено: "немедленно приступить к формированию истребительных батальонов, для чего совместно с РК (ГК) партии отобрать личный состав из числа партийно–советского актива, прибывшего в район, и советских граждан, освобожденных после оккупации..."

В освобожденных районах Карелии были созданы новые 11 истребительных батальонов с личным составом 544 чел. Их функции и задачи оставались те же, что в 1941–1943 гг.: патрулирование в населенных пунктах, несение охраны военных объектов, выставление постов и засад, разведывательно–поисковые операции, сбор оставленного на полях сражений оружия и т.д. Особенностью являлось то, что при комплектовании ИБ в освобожденных районах обращалось "особое внимание на тщательный подбор и проверку лиц, вовлекаемых в батальоны". Это было связано с тем, что отступавший противник мог оставить свою агентуру для подрывной работы в нашем тылу. Всего к моменту заключения перемирия между СССР и Финляндией (19 сентября 1944 г.) на территории Карелии действовал 21 истребительный батальон с личным составом свыше 1000 чел.

Некоторые итоги деятельности ИБ Карелии за 1941–1944 гг. отражены в следующих данных: ими было задержано диверсантов, шпионов и вражеских летчиков 29 чел.; предателей и дезертиров из Красной Армии и с трудового фронта — 79; уголовно–преступных элементов и спекулянтов — 130; нарушителей прифронтового режима — 736 чел. Большое значение имела деятельность батальонов по охране оборонных объектов в прифронтовой полосе, промышленно–транспортных объектов и путей сообщения, особенно Кировской железной дороги; по поддержанию внутреннего порядка и режима военного времени на неоккупированной территории. Ранее, в 1941 г., ИБ играли существенную роль в оборонительных боях, пополнении своим личным составом частей действующей армии и партизанских отрядов.

За проявленное мужество и героизм в боях с немецко–финскими войсками и при выполнении других заданий, за свой вклад в дело победы советского народа в Великой Отечественной войне более 50 бойцов и командиров истребительных батальонов были удостоены правительственных наград, в том числе: 1 чел. — ордена Ленина, 7 — орденов Красного Знамени, 15 — орденов Красной Звезды, 24 — медалей "За боевые заслуги", 4 чел. — медалей "За отвагу".93 

6 августа

Президиум Верховного Совета, Совет Народных Комиссаров и ЦК Компартии КФССР приняли обращение "К народу Карело–Финской ССР" в связи с изменением положения республики, близившимся завершением ее полного освобождения от оккупации, переходом от решения задач военного характера к мирному созидательному труду. В обращении подчеркивалось: "... Героические воины Карельского фронта изгоняют с нашей земли последние вражеские полчища... Перед трудящимися нашей республики встает большая задача — в кратчайший срок возродить промышленность, сельское хозяйство и культуру республики, восстановить наши города и села, сделать их еще более радостными и красивыми. В этой гигантской и кропотливой работе каждый должен занять свое место!"94

22 августа

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвоении А.Н.Афанасьеву звания Героя Советского Союза. Он родился в 1916 г. в д.Койкары Петровского (ныне Кондопожского) района Карелии в семье крестьянина. Окончив начальную школу в родном селе, учился в семилетней школе в с.Спасская Губа, затем на медицинском рабфаке в Петрозаводске. В 1937–1939 гг. работал преподавателем труда и физкультуры в Юстозерской семилетней школе, затем механиком Сунасплавстроя. Призван в армию осенью 1939 г., участвовал в советско–финляндской войне 1939–1940 гг., был пулеметчиком горнолыжного батальона.

Начало Великой Отечественной войны застало заместителя политрука А.Н.Афанасьева на Ленинградском фронте. Он защищал город, строил "Дорогу жизни", участвовал в прорыве блокады города–героя. В 1943 г. окончил курсы младших лейтенантов, затем танковое училище, в звании младшего лейтенанта был назначен командиром танка.

Летом 1944 г. А.Н.Афанасьев участвовал в составе 2–й танковой армии на 1–м Белорусском фронте в разгроме фашистской армейской группы "Центр" и освобождении городов Польши. Особенно отличился при взятии Люблина, когда его танк первым ворвался в город, рассеял колонну фашистов длиной в полтора километра, потом захватил мост и удерживал его до подхода своих основных сил. В конце боя Афанасьева выбросило из горящего танка взрывной волной. Обожженного и контуженного, его подобрали местные жители. Представляя А.Н.Афанасьева к высшей награде Родины, командование и товарищи считали его погибшим. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 г. звание Героя Советского Союза было присвоено А.Н.Афанасьеву посмертно. Но герой оказался жив. После длительного лечения в госпитале он вернулся в строй и с осени 1944 г. в составе войск 2–го Белорусского фронта стал командиром танкового взвода. Сражаясь на машине, подаренной тамбовскими колхозниками, А.Афанасьев прошел с боями территорию Восточной Пруссии и дошел до Берлина. Был участником Парада Победы в Москве.95 

Август

В Петрозаводск вернулся из эвакуации (г.Сыктывкар Коми АССР) Карело–Финский государственный университет. Сразу же все кафедры принялись за возрождение вуза, что оказалось очень трудным делом. Работу пришлось начинать в новом, малоприспособленном здании (старое было разрушено). Тем не менее уже в течение 1944/45 учебного года кафедры наладили учебный процесс по основным теоретическим и практическим дисциплинам.96 

25 августа

Олонецкий райисполком Советов провел очередное заседание по разбору заявлений граждан об освобождении их хозяйств от обобществления крупного рогатого скота, ранее принадлежавшего колхозам и приобретенного ими из колхозного стада в период оккупации района финнами. О том, как конкретно решался данный вопрос свидетельствует протокол:

"1. Слушали: Заявление гр. Кондратьевой Е.И., проживающей в Сармяжском сельсовете. Решили: Корову гр. Кондратьевой Е.И. обобществить и передать колхозу "Красноармеец" Сармяжского сельсовета... 8. Слушали: Заявление гр. Кяргиевой М.Е., проживающей в Сармяжском сельсовете. Решили: Корову Кяргиевой М.Е. оставить в ее пользовании, учитывая, что ее собственная корова была заменена финнами и зарезана на мясо... 10.Слушали: Заявление гр. Ивановой А.М., проживающей в Сармяжском сельсовете. Решили: Корову гр. Ивановой А.М. оставить в личное пользование как семье военнослужащего... 76. Слушали: Заявление Самариной У.В., проживающей в Нурмольском сельсовете. Решили: Корову гр. Самариной У.В. оставить в ее пользовании, учитывая, что она имеет на иждивении 5 чел. нетрудоспособных, из них два сына — инвалида..."97 

4–5 сентября

В ночь на 4 сентября правительство Финляндии сделало заявление по радио о том, что принимает предварительные условия Правительства СССР о разрыве отношений с Германией и выводе немецких войск из Финляндии. Одновременно объявлялось о прекращении военных действий на всем участке расположения финских войск с 8 часов утра 4 сентября. В связи с этим советские войска Карельского и Ленинградского фронтов получили приказ Верховного Главнокомандования прекратить военные действия против Финляндии с 8 часов 5 сентября.98 

19 сентября

В Москве состоялось подписание соглашения о перемирии между СССР и Великобританией, с одной стороны, и Финляндией, с другой. Этому предшествовали переговоры 14–19 сентября, в которых участвовали: со стороны СССР — нарком иностранных дел В.В.Молотов (глава делегации), член ГКО и ВГК маршал К.Е.Ворошилов, первый секретарь Ленинградского обкома партии и член Военного совета Ленинградского фронта А.А.Жданов, заместители наркома иностранных дел М.М.Литвинов и В.Г.Деканозов, начальник оперативного управления Генерального штаба генерал–полковник С.М.Штеменко и командир Ленинградской военно–морской базы контр–адмирал А.П.Александров; со стороны Англии — посол в СССР А.Керр и советник посольства Д.Бальфур; со стороны Финляндии — министр иностранных дел К.Энкель, военный министр генерал Р.Вальден, начальник Генерального штаба генерал Э.Хейнрикс, генерал О.Энкель.

Соглашением восстанавливалось с некоторыми изменениями действие мирного договора между СССР и Финляндией от 12 марта 1940 г., и его пункты в значительной мере относились к Карелии. Финляндия обязалась: отвести свои войска за линию советско–финской границы 1940 г.; разоружить германские войска, остававшиеся на ее территории, и передать советской стороне в качестве военнопленных; перевести свою армию на мирное положение в течение 2,5 месяцев; немедленно передать СССР всех находящихся в ее власти советских и союзных военнопленных и насильственно уведенных граждан; возместить СССР убытки, причиненные военными действиями и оккупацией советской территории в размере 300 млн долларов; возвратить СССР в полной сохранности вывезенные с советской территории во время войны все ценности и материалы и др. На основе Соглашения о перемирии через 2 с лишним года, 10 февраля 1947 г., между СССР и союзными государствами, с одной стороны, и Финляндией, с другой, был заключен мирный договор.99 

Сентябрь

На 1–м Белорусском фронте проявил героизм и мужество И.И.Артамонов. Он родился в 1914 г. в д.Степаннаволок Олонецкого района Карелии в крестьянской семье. После окончания семилетней школы и школы ФЗУ с 1932 г. работал на Ильинском лесопильном заводе. В 1936 г. был призван в РККА, служил в артиллейрийских частях Московского военного округа. В 1939 г. участвовал в боях против японских войск на р.Халхин–Гол, после чего остался служить в Красной Армии. Летом 1942 г. лейтенант И.И.Артамонов прибыл на Сталинградский фронт в составе сформированной в Сибири 399–й стрелковой дивизии, где являлся начальником разведки отдельного истребительного противотанкового дивизиона. После победы на Волге сражался на Курской дуге, был дважды ранен.

В сентябре 1944 г. уже в звании майора командир артдивизиона И.И.Артамонов отличился пр